18:24 

Я могуууу... Да всё что угодно, пока на свете есть слэш по Condemned

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Пожалуй, я нашла фикрайтера своей мечты. Имя её, к сожалению, не знаю, зато ник указан снизу (она же, кстати, написала и те две предыдущие вещи по Condemned и еще очень много красивых произведений по разным фэндомам, в том числе и по Resident evil). Я не мастер писать хвалебные рецензии, делать комплименты, да и вообще, слова из меня иногда приходится клещами тянуть, но зато как фанатка я очень, крайне, чрезмерно верная, преданная, помешанная которая если что-то любит, то любит так, что никаким нимбусом (даже 2000!) не отгонишь. Просто, знаете, если кто-то так трогательно, романтично, ярко описывает любую, даже самую избитую ситуацию, умея подмечать такие на первый взгляд незначительные, но важные мелочи, причем без пошлости, затянутости и шаблонности (уже один её выбор пейрингов чего стоит – больше ведь никто (почти) даже не додумался!), отдельное большое человеческое спасибо за отсутствие громадных нудных описаний пейзажей (люто ненавижу я энту хню) и облика персонажей – если кто-то всё это делает так, что восхищенно зачитываешься даже без знания фэндома, то стоит ли заниматься болталогией дальше, если лучше просто почитать и убедиться?
Название: Никогда не поздно
Автор: Kasviel
Переводчик: Mila Rosa
Оригинал: тут
Разрешение на перевод: :lalala: :ura: :ura: :woopie: :dance: Теперь есть, представляете?! ОМГ, я счастлива, счастлива, счастлива
Бета: Алкогольный демон как всегда нет. Хушь плачь.
Пейринг: Итан Томас/Лиланд Ванхорн (СКХ)
Жанр: hurt/comfort, angst, suspense
Рейтинг: R да-да-да, именно так
Размер: миди
Статус: главы с 1–5 я посчитала, что текст разумнее будет разделить на двадцать глав
Саммари: в некотором роде АU: в конце событий первой части Итан слушается совета Малкольма Ванхорна и преодолевает искушение застрелить Серийного Убийцу Х, которого вместо этого отправляют на добровольно-принудительное лечение сами-знаете- куда. Но год, проведенный в сомнениях и постоянных вопросах, заставляет Итана вновь и вновь жалеть о принятом решении. Сможет ли Томас исправить свою ошибку или снова станет жертвой сумасшедшего убийцы?
Дисклеймер: парни принадлежат друг другу, игра – владельцам, фик – автору, а я мимо пробегала
Предупреждение: АU, сквернословие о да!, нон-кон, сцены сексуального характера, пьянство о да!!, членовредительство, насилие (скорее, упоминание насилия) над детьми а также над людьми
Примечание переводчика: как всегда предупреждаю о моей странной пунктуации, отсебятине и дурном переводческом стиле, я не совсем довольна тем, что вышло у меня.
Ещё кое-что: аббревиатура "СКХ" остаётся в силе и здесь; "SCU" – поскольку я тоже не придумала сему адекватной трехбуквенной замены, то взяла название реально существующего отдела ФБР по расследованию подобных дел – криминально-следовательского отдела или же КСО. И да, местами тут "Влияние" – имя собственное, поэтому и с большой буквы, а не потому что я совсем уже не того. POV героев – курсивом, потому что почему бы и нет?
Короче, если досконально разбирать недочёты и всякие "но", то всегда будет выползать что-то "такое/ другое/ не такое/ не такое, как другое/ совсем не такое/ не другое, так такое"© поэтому ...
Фик, как обычно, в комментариях.

@музыка: Diorama - Advance

@настроение: 

@темы: 18+ или Детишки, читайте лучше Чехова, Condemned Mental Sex Origins, Переводы, Повествование, Слэш

URL
Комментарии
2012-09-10 в 18:32 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
1

Почти год прошёл со дня ареста психопата по прозвищу Серийный Убийца Х, державшего в ужасе даже самых жестоких преступников города и... Меня. Мой, так называемый, "друг", Малкольм Ванхорн, сказал тогда, что я поступил справедливо, позволив Лиланду жить, и что я должен быть благодарен за то, что мне не дали пойти на поводу у ненависти и прикончить этого ублюдка на месте. Я бил его, пока кулаки не покрылись кровью, и только когда он потерял сознание, я наконец смог остановиться, в глубине души надеясь, что этот мерзавец никогда не очнётся. Но, разумеется, он очнулся. И неважно, что там говорил Ванхорн – для всех было бы лучше, если бы СКХ заснул навечно.
Малкольм уверял, что я сделал верный выбор. Так какого же чёрта мне всё это кажется таким неправильным?

****

Агент отдела по расследованию серийных убийств, Итан Томас, выглядел как человек, прошедший через ад: в последний год он редко брился, оброс чёрной неопрятной бородой, глаза у него постоянно были опухшими и налитыми кровью; от былой профессиональной сдержанности не осталось и следа, а применение насилия при исполнении служебных обязанностей почти вошло у него в привычку.
Было утро, но Томаса уже одолевал сон. Мужчина тёр глаза и, нервно сжимая и разжимая кулаки, неуклюже вышагивал туда-сюда по маленькой зарешеченной комнате. Стул напротив двери был пуст.
Человек, которого я жду – Лиланд Ванхорн, иначе известный как Серийный Убийца Х. По настоянию его дяди мы отправили Лиланда на лечение сюда, в психиатрическую больницу Метро-Сити – в конце концов, СКХ ведь безумен. Или меня просто продолжают так вдохновенно уверять в этом...
Дверь со скрипом отворилась и, в сопровождении двух санитаров, вошёл мужчина в кандалах, крепко связанный смирительной рубашкой. Несмотря на практически тюремное заключение, его взгляд был ясным, а сам Лиланд держался спокойно, с обыкновенной самодовольной гордостью; светло-каштановые волосы были аккуратно подстрижены, лицо гладко выбрито. Слабая ухмылка растянула его губы, когда он увидел Итана.
Я не думаю, что Лиланд сумасшедший: он точно знает, что делает. И всегда знал. Он умён, безжалостен, расчётлив. Но попробуйте докажите это продажному суду: у них либо слух включался избирательно, только для адвокатов защиты, либо, что вероятней, исход дела решили деньги Ванхорна. В любом случае, вот оно – торжество правосудия во всей красе: бедный безумный Лиланд – всё было выставлено точно так, как и запланировал Ванхорн, всеми средствами выгораживающий своего драгоценного племянника.
"И чем я обязан такому удовольствию, агент Томас?" – сдержанно спросил Лиланд; хорошее воспитание опасно маскировало его чудовищную натуру, липкую, словно паутина, вязкой тьмой затопившую всё его существо.
Санитары привязали СКХ к металлическому столу и скоро удалились. В комнате воцарилась тишина, а ужасный белый флуоресцентный свет, льющийся из-под двери, казался ещё более зловещим, чем мгновение назад. Часы на стене тикали, лениво отмеряя секунды.
Итан не сел на полагающееся ему место, а встал у стола и уставился на мужчину; кроме ненависти, в глазах Томаса промелькнул ужас, когда он случайно взглянул на свою искалеченную руку. Лиланд поймал этот взгляд и на его лице появилось выражение садистского удовлетворения: год назад он, без какой-либо на то причины, видимо, просто чтобы вызвать на себя еще большую ярость, отрезал Итану указательный палец. "Наша годовщина, да? – незамедлительно начал донимать посетителя Лиланд. – Надеюсь, ты принёс цветы?" Томас здоровой рукой схватил его за шею: "У меня есть кое-какие проблемы с держанием букетов, сукин ты сын!" Лиланд невесело рассмеялся: "Ты изменился, агент Томас. Алкоголизм явно не пошёл тебе на пользу". Томас, сильно нахмурившись, отпустил его. Как, чёрт побери, он узнал об этом?! "А с другой стороны, мне тут даже хорошо, – сообщил ему СКХ, – я мешками получаю письма от поклонников. Они, оказывается, хотят написать обо мне книгу, представляешь?"
Поклонники? Хм... Врачи любят его за то, что он – словно посланный им небесами, хрестоматийный образец всех психических расстройств и отклонений, которые только можно вообразить. Средства массовой информации обожают его за шокирующие выходки, приносящие статьям о нём заоблачный рейтинг. Прочим же он нравится, потому что... Люди же любят всё аномальное? Ведь это дает им ощущение собственного благополучия и нормальности. А оставшимся уродам СКХ – ещё один пример для слепого подражания. Они прославили имя этого грёбаного подонка, назвав его каким-то там благородным мстителем и страдальцем.
Только я знаю правду, только я один в состоянии понять, что он всего лишь проклятый убийца. Вот и всё.

URL
2012-09-10 в 18:34 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Не выделывайся, – сказал Томас. – Посмотри на этот чёртов город, на то, что с ним стало в последние месяцы". "Ситуация ухудшилась, верно? Я так и думал: без меня вам не обойтись, – Лиланд замолк, рассеянно посмотрев на что-то, а затем добавил: – Хотя, должен признаться, я ожидал от вас большего, господин Томас". Итан взглянул на него и с тревогой заходил по комнате; время словно замедлилось, а воздух сгустился и потемнел. Было странное чувство, что они тут не одни. Нет, сейчас это не важно. Не сейчас.
"А ведь у тебя был талант, настоящий талант, господин Томас, – серьёзно сказал Лиланд. – Но, если мне не изменяет память, я стал твоим последним достижением". Итан, сжав кулаки, остановился, стараясь держаться от этого человека как можно дальше. Насколько возможно. В нём закипала ярость, в глазах помутилось. Контролировать себя становилось почти невозможно. Ещё одно слово – и я прибью этого мерзавца.
"Вот отчего ты здесь, так? – убеждённо проговорил Лиланд. – Ты слишком труслив, чтобы встретиться со мной при всех. Боишься даже самого себя, правда? – не дождавшись ответа, он повелительно рявкнул: – Правда?!" Томас обернулся, хлопнув обоими кулаками по столу: "Проклятие! Хватит игр! Если тебе известно, зачем я здесь, так почему бы просто не пойти навстречу?" "Только когда ты сам попросишь, – Лиланд, зло улыбаясь, поднял на него полный ненависти взгляд. – Давай, сделай то, зачем тебя сюда прислали: попроси меня о помощи". Итан снова схватил СКХ за шею, но тот даже не вздрогнул. – "Ладно, скажи мне, что ты знаешь о Сирене?" "Ах, Сирена, – протянул Лиланд. – Да, я слежу за новостями. Это очень неординарный случай: серийный убийца – женщина, да ещё и настолько изобретательная и варварски жестокая. Прямо некультурно как-то, согласись?" Итан тряхнул его: "Просто скажи мне". "Ну, что тут можно сказать? Я мог бы взять её на себя. В одиночку и – заметь! – совершенно бесплатно, не растрачивая при этом полицейский персонал, – презрительно сказал СКХ. – Хотя у меня имеются некоторые затруднения с использованием против Сирены её собственных методов". Итан, наконец перестав душить его, уселся на стул.
Без ведома Томаса, они работали вместе на протяжении многих лет, пока не столкнулись лицом к лицу. Он занимался расследованиями, Лиланд наказывал виновных. Пути наказания были весьма разнообразны, радикальны и, к большому огорчению Итана, всегда эффективны. "Её прозвище – "Сирена", следовательно, она убивает голосом", – Томас пролистал страницы дела и бросил его стол. Осознав, что Лиланд, будучи крепко связанным, не сможет самостоятельно ознакомиться с документом, агент сам показал СКХ бумаги: "Мы считаем, что у неё есть какое-то устройство, управляющее звуковыми волнами. Проблема в том, что никому не понятен ни механизм действия, ни возможности этого устройства, ни как противостоять ему – ничего. Каждый раз, когда мы вычисляем её местонахождение и посылаем группу захвата, вскоре их неизменно находят с практически взорванными мозгами". Лиланд шумно втянул воздух, на миг прикрыв глаза. Итан видел, что убийца извивается червем, стараясь освободить руки. И вдруг он разразился смехом.
– "Что тут смешного, мудак?" "Ты пришёл ко мне за этим? Какая ирония! – СКХ покачал головой. – А ещё и послали именно тебя... Интересно". "Ты о чём? Решил передо мной дурака валять? – нетерпеливо спросил Томас. Он потянулся через стол и схватил мужчину за волосы: "Ты не сумасшедший". Лиланд нахмурился, пытаясь вывернуться. "Убери от меня свои руки, – усмехнулся он. – Да, я не сумасшедший". – "Тогда просвети, о чем сейчас шла речь?" "Почему бы тебе не спросить об этом моего дорогого дядюшку? – злобно произнёс СКХ. – Как он там вообще поживает?" Итан отпустил его, хотя руки всё ещё немного дрожали. Внутренний голос стал гораздо чётче: "Сделай это".
"Что... – Томас запнувшись, потёр переносицу. – Что ты имеешь в виду? Причём тут Ванхорн?" "Даже не верится, как далеко всё зашло... Зачем он убегает? От кого? – Лиланд ухмыльнулся своим мыслям. – И тебя заставляет, так ведь? Поразительно, Томас. Неужто ты не против, чтобы тебя дёргали, словно марионетку за нитки?"
Когда Итан осмотрелся, то увидел третью фигуру, стоящую позади стола. Одет этот третий был так же, как Томас, обладал неотличимым телосложением и волосами, но его лицо было искажено маской жуткой клоунской гримасы. "Смотри, – сказал он, указывая на ничего не подозревающего Серийного Убийцу Х. – Он попался, его заперли в психушке, и всё же это не мешает ему относиться к тебе как к ущербному идиоту".

URL
2012-09-10 в 18:38 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Всё, что ты делаешь – это исполнение прихотей моего дяди, только и всего – продолжал Лиланд. – Я, по крайней мере, хотя бы не мешал тебе работать. Чёрт, да я даже тебя поддерживал". "Ты меня подставил! – громко напомнил ему Итан. – Застрелил двух полицейских из моего пистолета! Чуть не отправил на электрический стул!" "А, досадное недоразумение. Если разобраться, они не входили в мои планы, – отмахнулся СКХ. – Но мой дядя... Привёл тебя ко мне, зная, на что способен его бесценный племянник, и оставил на произвол судьбы. Ему нужен был лишь инструмент, способный удержать меня, ничего более".
Альтер эго Итана обошло вокруг стола: "Такой уязвимый. Ему отлично это известно, однако, сознательно или бессознательно, он всё равно не может не терзать тебя. Вероятно, ему никогда даже в голову не приходило жить без этого. Остановись, спроси его: почему?" "Вот, я в безопасности, как ему того и хотелось. А где же он сам?" – спросил СКХ. "Я говорил, что это плохая идея, – Итан подошёл к двери, собираясь нажать на кнопку вызова медперсонала. – Ни хрена ты не знаешь".
Лиланд странно замолк. Томас оглянулся на него, их глаза встретились. Демон в маске исчез, вновь оставив их вдвоём. "Сирена не использует никакое устройство, – внезапно сказал Лиланд. – Она убивает своим голосом". Итан убрал руку с кнопки: "Ты в этом уверен?" "Уверен, – пробормотал СКХ. – Сирена убивает певичек из ночных клубов, сразу после их выступления. Она, к примеру, расправилась почти с каждой женщиной, выступавшей в "Канаве". Так что, можно с уверенностью сказать, что она отлично справляется со своей работой". Итан схватил папку, заново просматривая данные. И снова: откуда он это знает? Сукин ты сын, ведь всё верно! "Не рекомендую продолжать расследование в том же духе, если не хочешь, чтобы ещё несколько твоих коллег погибли при исполнении служебного долга, – сухо сказал Лиланд. – Её голоса нельзя избежать. Диапазон его составляет где-то... От десяти до пятнадцати футов, в зависимости от различных условий". – "Как ты..." "Прекрати быть таким враждебным, Томас, – нетерпеливо перебил его СКХ. – Найди Сирену. Может, она расскажет тебе то, о чём мой дядя предпочитает умалчивать". – "Он не один из них". Лиланд пожал плечами, неудобно поёжившись на металлическом столе: "Мне здесь не место, – с горечью сказал он. – Всё это не имеет ко мне никакого отношения." Его удручённо, почти мрачно звучащий голос не укрылся от внимания Итана. "К чему тогда ты делал загадочные намёки, вместо того, чтобы сказать напрямую?" – спросил он, скрестив руки на груди. – "Помни: я не помогаю тебе, а лишь хочу сохранить твою жизнь до того, как выберусь отсюда, потому что я единственный, кто имеет право убить тебя. Никто другой" "Для меня это чертовски огромная честь, – Итан, внутренне закипая от злости и раздражения, опустил палец на кнопку. – С меня хватит этого дерьма". Санитары пришли и, отвязав Лиланда от стола, грубо толкнули его на ноги. – "Передай дяде..." Томас с интересом посмотрел на него, но Лиланд только мотнул головой. Итан вышел из комнаты. Вздохнув, провёл рукой по волосам. Мне нужно выпить.
2

Как назло, едва он покинул госпиталь, раздался звонок – это была Роза, давний друг и помощник Итана, она одна пришла к нему на помощь, когда все считали его убийцей. Роза была умной и красивой женщиной, но, самое главное, лишь ей Томас мог бы доверить собственную жизнь. "Итан, тебе снова нужно вернуться в отдел, – сообщила Роза. – Двое агентов будут ждать тебя возле больницы". Итан огляделся по сторонам: "Здесь? Ты уверена?" – "Да, агенты ЛеРу и Дорланд". – "Они, вероятно, внутри. Я схожу..." – "Эй, Томас". Итан обернулся и лицом к лицу встретился с угрюмо наморщившимся человеком, весь вид которого выражал тупую бескомпромиссную непреклонность. "Значит, ты – Итан Томас? – с презрением в голосе спросил он. – Должно быть, чувствуешь себя очень крутым, да? Ещё бы: прижать парня в смирительной рубашке". "Э, во-первых, это не какой-то там "парень", а серийный убийца, – раздражённо возразил Итан. – А во-вторых, это не твоё проклятое дело!" Человек вызывающе толкнул его: "Ты работаешь на Бюро и все твои дела – наши дела. Думаешь, мне хотелось тащиться хрен знает куда, только ради необходимости умерять твой сраный пыл, а?" "Что ты сказал?!" – надвинулся на него Итан. "Эй, эй, угомонитесь! – прервал их другой мужчина; у него был сильный, командный голос, но, по сравнению с первым агентом, более дружелюбный вид. – Я приехал не затем, чтобы выслушивать тут всякую ерунду". "Ты здесь по той же причине, что и я, ЛеРу, – напомнил агент своему напарнику. – Так что да, хватит нести чушь". ЛеРу посмотрел на него, но проигнорировал последнюю реплику. "Итан Томас, я агент Пирс ЛеРу, – представился он, пожимая руку Итана. – А это – агент Дорланд. Будем знакомы". Дорланд отшагнул назад и, сложив руки на груди, холодно уставился на Томаса. Тот тоже с подозрением смотрел в его сторону.

URL
2012-09-10 в 18:51 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Итак, что это означает? У меня появился эскорт?" – спросил Томас. "Мы просто были неподалеку и решили подбросить тебя до Бюро – вот и всё", – заверил его ЛеРу. "Прежде чем ты опять заблудишься среди баров и подворотен", – добавил Дорланд. "Не надо меня подвозить, – огрызнулся Итан, – сам дойду как-нибудь". – "Послушай, в этом районе очень опасно, – сказал ЛеРу. – Здесь сконцентрированы все виды тварей – если понимаешь о чем я – и разгуливая тут, никогда не знаешь, какое дерьмо может с тобой приключиться". Мимо них пронеслась толпа бродяг; один из них, одетый в чёрную толстовку, очень бледный, взглянул на Итана светло-голубыми, словно заледеневшими, злыми глазами. Томасу показалось, что он где-то уже видел этого человека – вероятно, в местном баре – и, помнится, тогда без потасовки разойтись не удалось.
– "Томас?" Итан перевёл взгляд с ЛеРу на Дорланда: "Ладно, хорошо, – сдался он. – Давайте скорее уберёмся отсюда". Дорланд довольно хмыкнул. Итан толкнул его плечом и быстро заскочил в машину, на заднее сиденье. Дорланд сел за руль, ЛеРу расположился рядом с ним; Томас откинулся на спинку кресла, безрезультатно пытаясь унять жуткую головную боль.
"Директор также предположил, что для нас это будет отличная возможность познакомиться друг с другом, – заговорил ЛеРу. – Ведь нам поручили работать с тобой над делом Сирены". В голове Итана смутно всплыли слова Лиланда: "Не рекомендую продолжать расследование в том же духе, если не хочешь, чтобы ещё несколько твоих коллег погибли при исполнении служебного долга". Тем не менее, от их помощи нельзя было отказаться. Томас смотрел из окна машины на пасмурное небо: солнце словно погасло навсегда. – "Ты получил от СКХ какую-нибудь информацию?" "Его зовут Лиланд Ванхорн, – вставил Дорланд. – Не придавай этой сволочи большего значения, чем прочим психам". "Он не "прочий", – твердо заявил Итан. – Он – убийца, и не заслуживает зваться по имени". "Короче, – перебил их ЛеРу, – что он сказал?" Итан рассказал всё, что узнал о способностях Сирены; Дорланд молчал, но его брови сошлись на переносице: казалось, он пришёл в ещё более худшее – если это было возможно – расположение духа, чем прежде. "Как она может убивать голосом? – с сомнением спросил ЛеРу. – У СК... Лиланда разыгралась суеверная паранойя – для таких психов, как он, это обычное дело". "Учтите, – сказал Итан, обращаясь скорее к Дорланду, – Мне всё это не нравится. Мы не нуждаемся в его помощи, и я не могу понять, как ему удаётся быть в курсе подобных случаев. Разве они не должны были изолировать его от внешнего мира?" "Я не психиатр, не лезь ко мне с такими вопросами, – проворчал Дорланд. – А что касается необходимости в его помощи, то это не моя вина, что кто-то не справляется со своей работой и директору пришлось отправлять нас за советом к чокнутому". Итан взял на заметку поговорить с врачом Лиланда – Томас видел этого доктора всего один раз и то мельком.
"Ничего хорошего из этого не выйдет, – заметил ЛеРу. – Город наводнили толпы бандитов и помешанных, СК... Лиланд Ванхорн может сбежать в любое время. А если он снова примется убивать преступников, то..." "Это будет такая потеря", – ехидно закончил Дорланд. – "Нет, но ему под руку попадут полицейские и агенты КСО. Не надо забывать, что он уже убил двух копов, свалив всё на Томаса, и будет продолжать делать то же самое". – "Я не одобряю его, понятно? Просто говорю, что..."
Оба агента ввязались в горячую дискуссию, и Томас, накрыв ладонями сухие воспалённые глаза, решил использовать это как возможность передохнуть. Всё погрузилось во тьму, только чувствовалось, как машину иногда подбрасывало на кочках.
...Он почему-то снова очутился в психиатрической больнице. Оглушённо шагая по по пустым коридорам, он ощущал, как едкий запах хлора наполняет лёгкие; Алкогольный Демон что-то невнятно рычал, но Итан не мог разобрать всё точно.
"Доволен ли ты? Мы здесь, где находится тот, кто разрушил твою жизнь, а сам остался в целости и сохранности. Они будут защищать его любой ценой, ты знаешь. У тебя был шанс – ты упустил его. Ванхорн не позволит тебе даже пальцем прикоснуться к своему племяннику". Перед глазами Томаса возник образ: пожилой мужчина, глядящий на него с усталой улыбкой: "Спасибо, Итан".
Я помню тот день. Это было год назад, тогда, когда я нашёл Лиланда Ванхорна. Малкольм положил мне руку на плечо: "Всё кончено. Понимаешь?"
Воспоминание было размытым и нечётким, словно на экране неисправного телевизора. Резкий голос Демона в маске эхом разнёсся по коридору: "О, ты ведь знаешь, что он лгал. Это никогда не закончится. Не для тебя".

URL
2012-09-10 в 19:01 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Итан был в палате Лиланда – разглядывал его сверху вниз; Демон стоял позади Томаса и тоже смотрел на убийцу, настолько крепко привязанного к кровати какими-то ремнями с пряжками, что у него не было ни единой возможности сбежать. Лиланд спал, его лицо выглядело почти безмятежно, если бы не синяки, оставшиеся после последней встречи с Итаном. Грудь СКХ была перебинтована, наверное, было сломано несколько рёбер.
"Этого недостаточно, верно? – спросил Демон в маске. – Ты знаешь, чего он заслуживает на самом деле".
Итан склонился над Лиландом, как животное, преследующее свою добычу – тот заворочался и, почувствовав неладное, открыл глаза. На его лице промелькнуло беспокойство: будучи человеком неглупым, Лиланд, так же как Итан, мог точно определить степень своей уязвимости, поэтому не произнёс ни слова. "Самая последняя возможность, – зашептал Демон Итану в ухо. – Сделай это". Лиланд нахмурился: "Что, чёрт возьми..." Томас схватил СКХ за шею и принялся душить двумя руками, ощущая под пальцами хрящи его горла; Лиланд, яростно пытаясь сопротивляться, начинал задыхаться. "Правильно, прикончи его. Прикончи таким же образом, как он делал это с другими". Итан резко отшатнулся назад: "Таким же образом?" – "Разве так ты не свершишь правосудие?" В глазах Лиланда он увидел страх; удовольствие захлестнуло Томаса, когда он почувствовал, как СКХ беспомощно корчится в агонии, но в то же время крошечная часть сознания кричала Итану остановиться. "Не обманывай самого себя, – сказал Алкогольный Демон. – Тобой движет не только жажда справедливости. Это великолепно, не так ли? Отрадно видеть его полностью в твоем распоряжении. До этого он управлял тобой, как своей марионеткой. Интересно, как ему нравится смена ролей? Признай, Итан: мучителем быть гораздо приятней, чем жертвой. Согласен?" Томас глубоко вдохнул, но остановиться не смог; Лиланд хрипел, захлёбываясь слюной. – "Согласен?" – "Нет!" – громкий крик вынудил обоих агентов обернуться. "Ты в порядке? – спросил ЛеРу. – Эй, Томас, спишь что ли?" Итан, дико озираясь вокруг, возвращался к реальности. "Да, – смущённо ответил он, запуская пальцы в волосы. – Кажется, задремал". "Ленивый пьяница", – бросил Дорланд. "А ну заткнись! – Итан врезал по спинке переднего сиденья. – Я не пьян, понятно?" – "А разница?" "Ладно, идем", – ЛеРу заглушил двигатель. Они вышли из машины; Итан поплёлся по дороге к штаб-квартире Бюро. В воздухе пахло дождём, но, несмотря на постоянно пасмурную погоду, стояла удушающая липкая жара и всё вокруг выглядело грязней и мрачнее, чем когда-либо. "Здравствуй, Итан", – поприветствовала его Роза. Она едва не коснулась его руки, но отчего-то передумала: "Фаррелл ждёт тебя". Дорланд и ЛеРу ушли; Томас был благодарен им за возможность поговорить с Розой наедине. "Серийный Убийца Х даже сейчас каким-то образом отслеживает порученные мне дела, – сказал ей Итан. – Почему, чёрт побери, он имеет доступ к новостям, находясь в больнице для душевнобольных преступников?" "Действительно, это странно, – согласилась Энджел. – Значит, он знал о Сирене?" "Да, но ничего особенно важного, – ответил Томас. – Послушай, тебе не известно, кто лечит Лиланда? Психиатры, терапевты..." "Минуту, – Роза открыла свой карманный компьютер и прокрутила несколько файлов пальцем. – Ага, вот: известный психиатр, доктор Артур Дайер, якобы заинтересовавшись его случаем, практически переехал в город, ссылаясь на "сложно поддающееся лечению состояние Лиланда". Ванхорн платит немалые деньги и психотерапевту Августу Гаррисону, также наблюдающему за СКХ". "Всё самое лучшее для своего разнесчастного племянника", – сквозь зубы проговорил Итан. Он наклонился поближе, чтобы рассмотреть фотографии врачей и нечаянно дотронулся до руки Розы – Энджел быстро посмотрела на него и поспешно отвернулась. Итан откашлялся, а затем продолжил: "Один из этих типов, надо полагать, дает ему несанкционированную свободу. Нужно будет перекинуться с ними парочкой слов". "Хорошая идея, – Роза внимательно взглянула на него. – Но пока это лишь слова". Итан потёр затылок: "Ничего нельзя сказать наверняка. А что насчёт охраны? ЛеРу обеспокоил меня предположением, что СКХ может сбежать, если ему немного помогут. Такое правда может случиться?" – "В больнице есть резервный генератор на случай сбоев электропитания, так что это маловероятно, – Роза выключила и спрятала компьютер. – Однако я считаю, что в последнее время маловероятные вещи происходят всё чаще, поэтому..."
Они подошли к офису Фаррелла. "Найдется куча всяких глупцов, которые освободят его, как только им предоставится шанс, – сказала Энджел. – Всё, что мы можем сделать – усилить меры безопасности вокруг больницы и... Молись, чтобы туда не прорвались мятежники". – "Лучше ты помолись за меня, Роза, я в этом не специалист". Роза слегка улыбнулась и они оба зашли в кабинет директора.

URL
2012-09-10 в 20:38 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Фаррелл был пожилым человеком с суровым лицом и резкими манерами: он даже не оторвался от чтения каких-то документов, когда к нему вошли, и лишь рассеянно спросил: "Значит, Лиланд Ванхорн всё-таки может нам помочь?" "Он каким-то образом наблюдал за нашей работой, поэтому кое-что сообщил о деле Сирены, – медленно произнес Итан. – У нас имеется зацепка и мы попробуем отработать одну версию уже сегодня вечером". "Замечательно, замечательно", – кивнул Фаррелл. Он отложил бумаги в сторону и выдержанно посмотрел на Томаса: "И как же вы добились от него этой информации?" Итан переступил с ноги на ногу; настроение начало подниматься при одном воспоминании о... "Честно говоря, пришлось его встряхнуть самую малость, – признался Томас безжалостно. – Он не пострадал". – "Хм, надеюсь, это так. Последнее, что нужно Бюро – это очередная жалоба на жестокое обращение с психически больным". Итан закрыл глаза и почувствовал прикосновение Розы. "При всём уважении, сэр, я не понимаю, зачем это вообще понадобилось, – сказал Томас. – Мы не нуждаемся в помощи серийного убийцы". – "Наверное, оттого что весь отдел был не в состоянии узнать то, что знал Ванхорн". – "Сэр, Лиланд Ванхорн – умный человек, – заговорила Энджел. – Просьбы о помощи только поощряют его эго. Не кажется ли вам странным, что даже находясь в заключении, он в курсе работы агента Томаса?" "Это я ему позволил, – сказал Фаррелл, поднявшись. – Бюро вынуждено идти на такие отчаянные меры. Вы будете это отрицать?" "У вас на этот счет своё мнение, у меня – своё, но я не понимаю ещё кое-чего: почему туда послали именно меня? – спросил Итан. – Лиланд Ванхорн практически разрушил мою жизнь. Ему нравится издеваться надо мной, особенно после того, как год назад я чуть не придушил его в госпитале". – "У меня были на то причины". Томас поднял голову, его глаза сверкали злобой. Ясно, это был тест. Он проверял, смогу ли я выдержать общение с СКХ. Но зачем?
"Мне посрать на ваши причины! – взорвался Итан. – Я изо всех сил старался выбросить этого ублюдка из моей жизни и не позволю вам или кому-либо другому вернуть его обратно!" "Итан, – умоляюще сказала Роза, – всё в порядке". "Нет, не в порядке! – Итан указал на Фаррелла. – Делайте что хотите со своей новой игрушкой Лиландом, меня это не ебёт! Но не вмешивайте в эту херь меня!" "Я поступлю как посчитаю нужным, господин Томас, – повысил голос Фаррелл, подступая ближе. – И вы будете делать то, что вам сказано. Понятно?" "Да, да, понятно", – Итан схватил его за ворот рубашки. "Нет!" – воскликнула Роза. "Мне плевать, уволите вы меня, запрете или убьете. Я не собираюсь иметь ничего общего с этим подонком! – Томас понемногу начал терять терпение. – Я не намерен разгребать дерьмо, в которое вы пытаетесь меня втянуть!" Глаза Фаррелла сузились: "Вот и чудесно". Итан отпустил его и выбежал из кабинета; Роза посмотрела ему вслед, но осталась на месте. Томас надеялся, что Энджел не последует за ним – она действительно не заслужила быть впутанной в столь опасную историю.
Итан врезал по стене, голова шла кругом. Черт, прямо там порвать бы этого грёбаного Фаррелла на кусочки. Нельзя так реагировать на провокации, но я ничего не могу с собой поделать: ещё минута, и мой кулак впечатался бы в его самодовольную физиономию. Что за на хрен со мной творится?
...Мне просто нужно выпить: почти одиннадцать, а я всё еще трезвый – для меня это своего рода рекорд.

В холле он заметил разговаривающего с кем-то Дорланда – два злобных взгляда на мгновение пересеклись и Томас вышел из здания.
В чём, блядь, его проблема? Мудак.

URL
2012-09-10 в 20:49 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
3

Итан вернулся домой с единственным желанием на уме – поскорее выпить, но с этой идеей быстро пришлось распрощаться: дверь была незаперта – в квартире явно кто-то находился.
Томас вытащил пистолет и тут же столкнулся с пожилым человеком, который примирительно поднял руки вверх: "Итан, Итан, успокойся! Это всего лишь я". Дядя Лиланда наконец объявился. Томас опустил оружие и захлопнул за собой дверь. "Лучший способ быть внезапно убитым, Ванхорн", – пробормотал он, пробираясь к столу, заставленному бутылками и стаканами. Налив себе выпить какой-то мутной дряни, Итан продолжил: "Особенно после того, как ты куда-то пропал на несколько месяцев, а теперь волшебным образом возникаешь тут без предупреждения". – "Я же говорил – у меня были неотложные дела". "Да ну? – спросил Итан, разворачиваясь к нему. – После всех просьб оставить твоего драгоценного племянника в живых, которым я, к сожалению, поддался, ты фактически забыл, что этот сукин сын жив?" – "Намерен поругаться со мной из-за Лиланда?" – "Нет, меньше всего меня заботит этот идиот, но я сохранил ему жизнь ради тебя. Я... – Итан сделал большой глоток из стакана, постепенно расслабляясь. – Я знаю, каково это – быть одиноким, понятно? А ты сказал, что он единственный, кто у тебя остался". Ванхорн кивнул: "Я безмерно благодарен тебе за это. Догадываюсь, как, должно быть, тяжело далось тебе это решение". "Да, это было непросто, – подтвердил Томас. – Ты понятия не имеешь, насколько чертовски непросто". Он нервно зашагал по комнате: "Мне было страшно – да, я признаю это. Каждый день моей никчемной жизни проходит с тенью твоего племянника за моей спиной. Знаю, ты сказал, что всё закончилось, но это ложь. Ты как никто другой осознаешь, что для меня это не кончится никогда. Но тебе просто плевать". – "Неправда". "Неужто? – сердито спросил Итан. – Увидев его тогда, в больнице, я вышел из себя, потерял всякое самообладание. Со мной прежде такого ни разу не случалось. Я просто... Невыносимо было видеть его живым: переломы срослись, синяки сошли... Тебе определённо стоит повидать этого пышущего здоровьем ублюдка". Ванхорн попытался скрыть свою радость, но не смог, что привело Итана в ещё большую ярость: "С того момента и до сегодняшнего дня я с ним не встречался, но, поверь, он не стал лучше. Все деньги, что ты переводишь на тех врачей, всё время, которое ты провёл с ним перед поездкой – всё впустую. Ничто не изменит тот факт, что твой племянник – безжалостный убийца". Ванхорн, склонив голову, выдохнул: "Это было очевидно. Я никогда не тешил себя напрасными надеждами, Итан. Мне лишь хотелось, чтобы Лиланд находился под контролем". "Значит, это правда. Ха, – с горечью сказал Томас, сделав ещё один глоток. – Лиланд был прав". – "Прости?" – "Бюро послало меня к нему. Мы даже поговорили, – произнёс Итан несколько саркастически. – Он спрашивал о тебе, кстати". – "Спрашивал?" Томас кивнул: "Да, а ещё он много чего рассказал. Например то, что ты использовал меня, как инструмент для его удержания, что ты манипулировал мной, как своей марионеткой; что оставил меня погибать, заставив бежать от того, от чего стараешься убежать сам. Он также посоветовал мне узнать у тебя какую-то правду". Ванхорн опустился в кресло: "Лиланд..." – его голос прозвучал так, будто Малкольм был сыт по горло неуправляемым ребёнком. "Не слышу, чтобы ты отрицал его высказывания. Так почему бы не дать мне ответы, которые я, по его словам, "не знаю"? – предложил Итан. "Сейчас я этого сделать не могу, – честно признался Ванхорн. – Это очень опасно. Я просто не могу". Итан сел на журнальный столик напротив него, потягивая коньяк из полупустой бутылки. "Ты мой должник, так что не надо держать меня в неведении. Не ты ли говорил, что благодарен мне за всё то, что я сделал для тебя, для Лиланда?" "Не знаю, что и сказать, Итан, – утомлённо произнес Малкольм. – Могу представить себе твоё разочарование, но я всё-таки воздержусь от истины, ради твоего же блага. Есть ответы, которые ты не захочешь услышать". "Давай я буду сам решать, чего хочу! – вскочив, закричал Томас. – Никогда бы не подумал, что скажу такое, но говорю, хотя это бесит – у меня есть что-то общее с твоим племянником. Мы не твои куклы! Ты не можешь так запросто управлять нами и чтобы тебе всё сходило с рук! Лиланд не будет в безопасности только оттого, что ты так хочешь. И я не смогу вечно прятаться от правды лишь потому, что ты считаешь, что так будет лучше!" "Понимаю", – в отчаянии сказал Ванхорн и медленно встал. За последний год он сильно ослаб и постарел; страдания, глубокими морщинами выгравированные на его лице, ещё более усугубляли это впечатление.

URL
2012-09-10 в 20:53 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
– "Почему ты считаешь, что я забыл о долге перед тобой? Я лишь пытаюсь сделать всё от меня зависящее". "Нет, ты пытаешься управлять мной, – возразил Итан. – Мне казалось, что я могу доверять тебе. Ровно год назад, в тот день, я действительно думал, что тебе можно верить – и поверил, позволив уговорить меня совершить самую большую ошибку в моей жизни". – "Не говори так". "Это правда, – сказал Томас. – Не проходит ни единого дня, чтобы я не пожалел, что не разнёс его башку той проклятой ночью. И мне нужно как-то существовать с этим всю оставшуюся жизнь. А сколько еще людей могут поплатиться за моё решение... Знаю, тебе безразлично, но я даже не представляю, как мне справиться с этими мыслями". "Мне не безразлично, – тихо проговорил Ванхорн. – Но я люблю Лиланда почти как собственного сына. Прошу прощения, что втянул тебя во всё это ради его спасения, но я не мог позволить ему погибнуть и никогда, никогда не допустил бы твоей смерти. Ты не можешь умереть вот так..." – "Тогда ответь на один вопрос, хорошо? Всего на один". Малкольм устало посмотрел на него: "Какой?"
У Итана было много вопросов, но один, неизвестно отчего, мучал его сильнее остальных: "Почему Лиланд использует именно меня?" – "Почему он тебя преследует – это ты имел в виду? Наверное, потому что ты великолепно выслеживал серийных убийц, почти что приводил его прямо к ним". – "Да, да, он постоянно пользовался результатами моих расследований, но это ещё далеко не всё. Я размышлял о всей этой хрени... – задумчиво сказал Итан. – Если бы я был лишь инструментом, то он не ненавидел бы меня. В его глазах есть что-то такое, но я никак не пойму что. Похоже, он имеет против меня какие-то личные соображения и сегодня это стало совершенно очевидным. Так почему?" "Личное? Вероятно, – Ванхорн подошёл к окну и взглянул сквозь прозрачную штору. – Я ведь говорил тебе однажды, что знал твоих родителей и всегда находился поблизости, даже когда они умерли?" – "Да". – "Ну так вот, Лиланд тоже знал тебя с детства, потому что вечно следил за моими делами, – объяснил Ванхорн. – Я пытался скрывать от него информацию, но он был на редкость хитрым и пронырливым ребёнком". Итан скрестил руки на груди, недоумевая ещё больше, чем раньше. "По сути, я присматривал за тобой так же, как и за Лиландом, – продолжал Малкольм. – Именно поэтому ему многое стало известно о тебе, а когда ты начал охоту на преступников, ему, должно быть, почудилась в этом прекрасная возможность выделиться". – "Он вроде как-то сказал: "Мы оба на одном пути справедливости" и прочее дерьмо в этом духе". – "Именно". – "По-прежнему ничего не складывается, – настаивал Томас. – Мы были детьми, даже не знавшими друг друга в лицо, так зачем ты помогал ему шпионить за мной?" – "Я тут ни при чём, честно". – "От чего он спятил?" "Из-за моей паранойи и страха. Признаюсь, я полностью изолировал его от общества, – ответил Ванхорн. – Мы жили за городом, вдали от других людей. Он даже учился на дому – я лично обучал его; ему не позволялось никуда выходить без моего сопровождения. Я и не подозревал, что это настолько сильно отразиться на его душевном состоянии, но это не только моя вина. Он был ещё так мал, а уже под Влиянием..." – "Под влиянием чего?" Малкольм, замявшись, отвернулся. "Многого, – неопределённо сказал он. – Как бы то ни было, он рос одиноким ребенком. Одержимость тобой всецело поглотила его. Причина, по которой ты не можешь разобрать, какие эмоции в его глазах – это то, что мысли Лиланда спутанны и бессвязны. Сомневаюсь, что даже он сам в полной мере понимает их. Он замкнулся в ненависти, потому что ненависть, болезненная, похожая на помешательство, привычна для него..." "Значит, он одержим мной? Прекрасно. Замечательно, блядь, нет слов, – Итан переступил с ноги на ногу. – Когда он начал убивать?" "Это не та вещь, которую он стал бы сообщать мне, – осторожно ответил Ванхорн, – так что трудно сказать". "Я имею в виду приблизительно. Ты должен был заметить, в какой момент он начал отдаляться. Когда это произошло?" – "Если поразмыслить, то примерно... Сразу после того, как ты приступил к службе в Бюро". "Разумеется, – кивнул Итан. – Ты знал? Знал ли ты о том, на что он способен?" Ванхорн вдохнул; ответом стала вина, написанная в его глазах. "Конечно знал, – настойчиво продолжал Итан. – Знал и просто позволял ему делать всё, что вздумается". "Запирать его дальше, и без того уязвимого и неуравновешенного, было выше моих сил. Это до сих пор приводит меня в содрогание, – сказал Ванхорн. – Кроме того, тебе как никому понятно, что так или иначе случилось бы то, что случилось. Я не могу осуждать его за то, что он не такой, как другие".

URL
2012-09-10 в 20:57 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Он не маленький ребенок, Ванхорн! – громко заметил Томас. – Лиланд абсолютно ясно осознаёт, что делает и ему, чёрт побери, это нравится! Он не заслуживает ничего, кроме осуждения. Лиланд не способен управлять собой. Совсем. И он уж точно не является жертвой". Странное, нечитаемое выражение промелькнуло во взгляде Малкольма. "Я наблюдал за вами обоими практически с самого вашего рождения, – едва слышно произнёс он. – Когда-то я даже думал, что вы можете стать братьями..." "Ха! Это было бы прелестно", – цинично сказал Томас. – "Я всего лишь пытался защитить вас. Мои слова могут прозвучать слишком покровительственно, знаю, но это было моей единственной целью в течение нескольких последних десятилетий". "Короче, ты делал то, что делал, – подвел итог Итан. – Просто не вздумай препятствовать тому, что должен сделать я". Ванхорн согласно кивнул. Томас протёр глаза и, глотнув из бутылки ещё раз, сел на старый, разваливающийся диван. "Ты не против? – спросил Итан, глядя на дверь. – Я не отказался бы от пары часов сна". "Разумеется, – Ванхорн подошёл к двери, остановился на секунду, а затем взглянул на него: – Береги себя, Итан". – "Ладно".
Ванхорн ушёл. Томас вздохнул; вытянувшись на диване, он смотрел в потолок, чувствуя нарастающую злость, беспокойство и растерянность, вместо того, чтобы радоваться покою и уединённости. Ему казалось, что он тут не один; в комнате повисла гнетущая, мёртвая тишина. Не выдержав, Итан сел, озираясь по сторонам, включил телевизор, полчаса вертел антенну, стараясь поймать сигнал, но ничего не вышло. Тогда он вернулся на диван и, поражаясь, как мучительно медленно тянется сегодняшний день, в конце концов уснул. Проснувшись около полудня, Итан удивился царившей вокруг темноте. Он хотел зажечь свет, но выключатели не работали. Вот дерьмо. Помешанные? Выругавшись, Итан вооружился пистолетом и, прикрепив к висящему через плечо ремню фонарик, отправился разбираться с неполадками.
В здании было тихо, но с улицы доносился какой-то шум. Разумнее было бы остаться в доме и вызвать полицию или КСО на подмогу, но в последнее время Итан предпочитал действовать в одиночку.
Темнота имеет свойство поглощать целиком, делает тебя невидимым и беззащитным одновременно...
Его шаги звучали глухо из-за пыльных, грязных, безвкусных ковров; луч фонарика едва продирался сквозь кромешный мрак. Спустившись на несколько лестничных пролётов, Томас услышал какую-то возню неподалеку: бандиты, наркоманы и прочие отбросы снова решили воспользоваться беспомощностью обыкновенных людей. Итан наткнулся на пару парней, ломившихся в квартиру, где, как ему было известно, жила мать-одиночка с двумя детьми. Он бросился на преступников и принялся избивать их – последний год тогда, когда Итан не пил, он тренировался и этих тренировок было достаточно, чтобы утихомирить нарушителей порядка даже без оружия. Утихомирить и убить. Итан не желал в этом признаваться, но грань между ним и Лиландом с каждым годом становилась всё тоньше... Потом было ещё несколько изнурительных минут ходьбы вниз по лестнице, пока он не вляпался во что-то мягкое, похожее на дёготь. Чертыхнувшись, Итан взглядом проследил цепочку блестящих чёрных пятен и понял, что придётся вернуться к лестнице, хотя он уже добрался до холла на первом этаже. Мне действительно не стоит этого делать. Тем не менее он спустился в подвал – тёмная субстанция становилась гуще с каждой ступенькой, покрывала весь пол и даже стены. Итану попалось несколько трупов: то с вывороченной челюстью, то изуродованные настолько, что в них еле угадывались человеческие черты – все эти мертвецы были в мерзкой, дёгтеобразной жидкости.
Что-то накинулось на Томаса – он машинально закрылся руками. Нападавшим оказалось странное уродливое существо, покрытое чёрной смолой; Итан оттолкнул его и попятился к выходу. Тёмный и липкий подвал виделся каким-то кошмарным нескончаемым лабиринтом, и переулок, куда наконец выскочил Итан, тоже словно затопило смолой. Боль сотрясала тело мужчины; он вздрогнул, закричал, опершись о испачканную клейким веществом стену. Едва выцепив глазами что-то, притаившееся в верхней части стены, он запустил в тварь кирпичом и боль прекратилась.
Звук, способный убить. Может быть, это и есть Сирена? Но как ей это удаётся? По мере того, как Итан продвигался вперед, смолы становилось всё меньше, и вот он очутился возле ночного клуба "Канава" – это было дрянное место, пахнущее мочёй и алкоголем; от вывески отлетела пара букв, а около дверей спали несколько бомжей.
Кто-нибудь ещё слышал шум и беспорядок на улице? И куда подевались измазанные дёгтем существа? Господи, я схожу с ума.

URL
2012-09-10 в 21:08 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Он зашёл внутрь, кто-то из посетителей взглянул на него, но потом они снова вернулись к осушению своих стаканов. Итан заказал выпивку и спросил, когда начнётся выступление. "Когда начнётся, тогда начнётся, – бармен пожал плечами. – Эти сучки никогда не появляются вовремя". Итан со вздохом посмотрел на часы: уже вечер.
Час ожидания, пара стаканов спиртного и в клуб вошли еще два человека – это были ЛеРу и Дорланд. Без униформы, в толстовках, чтобы не привлекать лишнего внимания, они незаметно кивнули Итану и сели за барную стойку отдельно от него. Припёрлись. Боже упаси прийти, когда мне это реально нужно. "Кто сегодня выступает?" – негромко спросил Томас у бармена. "Какая-то тупая шлюха, живущая через улицу, – ответил тот. – Карла, кажется, её имя". Итан посмотрел на агентов и покинул здание. Они видели меня, но плевать на это.
Томас направился к расположенной рядом многоэтажке, попутно расспрашивая прохожих о Карле. Через некоторое время сумев получить номер её квартиры, он уже собрался пойти туда, но его дёрнул Дорланд, незаметно подобравшийся сзади. "Какого чёрта ты делаешь? – яростно прошипел он. – Тебе не позволено работать в одиночку". – "Уж получше, чем сидеть на заднице, ожидая, когда серийный убийца сам прибежит ко мне". "Полегче, парни, – сказал подоспевший к ним ЛеРу. – Надо разделиться: по-моему, это вполне очевидно в данной ситуации". – "У вас оружие при себе?" Они кивнули. "Хорошо, тогда давайте заблокируем все выходы из здания, – предложил Итан. – Я – наверх". "Я не доверяю тебе, Томас, – сказал Дорланд. – У тебя есть десять минут и постоянно держи с нами связь по микрофону". Итан слишком нервничал, чтобы вступать в какой бы то ни было спор, поэтому предпочёл не обращать внимания на его слова.
На полпути к квартире Карлы, фонарик замигал и оставалось лишь надеяться, что он не погаснет совсем. На четвёртом этаже творился такой беспорядок, будто там недавно бушевал торнадо; Итан выхватил пистолет, осторожно подбираясь к нужной двери. Квартира женщины была приоткрыта, и он понял, что они опоздали. Вопрос в том, насколько? Достаточно для того, чтобы застигнуть убийцу на месте преступления? Томас достал ультрафиолетовую лампу, но та не выявила ничего интересного. Был слышен только какой-то неясный шум, который привел Итана к спальне, но и там ничего не обнаружилось, кроме огромной дыры в полу. "Агент Томас, что там происходит? – раздался в его наушнике голос ЛеРу. – Нашёл что-нибудь?" "Тела нигде не видно, но в здание определённо кто-то есть, – ответил Итан, осматривая края ямы с помощью ультрафиолетовой лампы. – Вокруг гигантской дыры в полу имеются следы крови. Возможно, она..." Вдруг половицы зловеще затрещали, он отскочил назад, но пол проломился прямо под ним и Итан свалился вниз, сильно ударившись и получив по голове парой тяжёлых досок. – "Томас, ты в порядке? Томас!" – "Я здесь, ЛеРу". – "Что? Я тебя почти не слышу". – "Здесь, в подвале". – "Мы сейчас подойдём. Дор..." Связь оборвалась. Итан раздражённо выдернул динамик из уха и поднялся на ноги; тени вокруг него пришли в движение. Нет, они не были просто тенями, он знал это.
Итан включил фонарик и продолжил свой путь через подвал. Бездомные, наркоманы и человекоподобные твари, ползающие по трубам, как тараканы, выскакивали на него из вентиляционных отверстий, но он не собирался отступать и следовал за необычным звуком, а когда наконец почти обнаружил его источник, оказалось, что пули закончились. Итан оторвал от стены ржавую трубу, прежде чем направиться дальше. Плохие новости: я, вооружившись лишь трубой, собираюсь захватить серийного убийцу, обладающего мощными сверхспособностями. Хорошие новости: если она действительно убивает голосом, то пистолет тут всё равно не будет иметь никакого значения.
Когда он подошёл к котельной, раздался женский смех, такой жуткий, что волосы Итана встали дыбом. Этот голос словно проникал через кожу, пронзая тело, как множество острых игл. "Нет, умоляю! – отчаянно завопила другая женщина. – Прекратите! Я больше не могу выносить это дерьмо! Просто убейте меня!" – "Ага, ну да! Ха-ха-ха! Не хочешь спеть для меня в последний раз?" – "Нет, нет, прекратите! Пожалуйста, прекратите это!" – "Ах, лентяйка. Ну да ладно. Если ты настаиваешь, то я выйду на бис". Другой звук сотряс воздух и Томас упал на колени, скрутившись от боли. Он пытался вести себя тихо, но всё-таки закричал. Ощущения были невыносимыми; сразу после своего крика он услышал, как оборвался и затих голос Карлы.

URL
2012-09-10 в 21:11 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Кто же присоединился к нашему шоу?" – мягко спросила убийца. Её каблуки застучали, приближаясь к нему: "Если бы я знала, что у нас будут гости, то не закончила бы концерт так быстро". Итан дождался, пока она подойдет ближе и, вскочив, схватил её шею. Сирена задергалась, но была слишком слабой физически, чтобы освободиться. "Почему ты не умер? – в бешенстве спросила она. – Должно быть, это..." "Нет! – Итан ударил её об стену, попутно пытаясь обнаружить устройство, которым Сирена могла бы издавать эти ужасные звуки. Его некуда было спрятать, поскольку на ней была надета лишь узкая полоска ткани, очень отдаленно напоминающая кофту, и юбка ничем не лучше. Он взглянул на мертвую девушку: её голову разметало по всей комнате. – "Как ты это сделала? Как?" "О, естественно, ты не умер", – сказала Сирена пугающе весело и спокойно. Она была высокой, потрясающе красивой, с тёмно-голубыми глазами и бледной кожей. Из её рук, ног, и у рта торчал несколько странный пирсинг, похожий на шипы; длинные светлые волосы окутывали убийцу, словно призрачным покрывалом. – "Ты – Итан Томас, я права? Герой. Значит, они... Они послали тебя". "Я задал вопрос, – Итан нанес ей сильный удар по животу, она закашлялась – Томас встречал много преступниц и ни с одной из них не собирался любезничать. "Чёрт, ты... Лиланд обо мне рассказал? – спросила Сирена, выискивая что-то глазами. – Блин, этот умник наверняка знает, что я против них. Стало быть, он всё ещё пресмыкается перед ними, разумеется. Трус поганый". – "Кто? О ком ты говоришь? Ты знаешь Лиланда Ванхорна?" Она вскинула голову и рассмеялась, а потом смех перешёл в тот, другой звук. Итан выпустил её, хватаясь за виски, невыносимая боль пронизала его снова. Сирена пнула Томаса по спине и наступила ему на грудь. "Знаю ли я Лиланда Ванхорна? – насмешливо сказала она. – Нет, не знаю. Не хочу иметь ничего общего с этим эгоистом, пытающимся вскарабкаться на вершину пищевой пирамиды серийных убийц. Пусть доказывает своё бессилие таким же слабакам, как он". Итан старался схватить её за ногу, но никак не выходило; Сирена вонзила каблук ещё глубже и Томас невольно поморщился. "Ты, несомненно, гордишься, что поймал его? Ей-богу, – она отбросила волосы за плечи, – кроме кое-какого интеллекта и умения драматизировать, он на самом деле не более, чем жалкий завистливый человечишка". – "Кому он завидует?" "Тебе, мне, всем нам с... Таким даром. Даже своему дяде, – она покачала головой. – Я почти сочувствую бедняге, он ведь так безумно этого хочет..." "Что за дар? – спросил Итан. – О какой силе ты говоришь?" Она безжалостно улыбнулась: "Один ты до сих пор не понял. Что ж, и мне недосуг объяснять. Подумать только, ты и понятия не имеешь, чем обладаешь. Лекарство, ха-ха..." Прежде чем она продолжила пытку голосом, Итан, собрав все силы, оттолкнул её от себя и до того, как убийца получила возможность издать какой-либо звук, обрушил на неё несколько ударов. Она вскрикивала и отбивалась не хуже любого мужчины. – "Сволочь!" – девушка подняла трубу и ударила его по голове. Избитая и окровавленная, Сирена встала на ноги, попятилась назад: "Неужели тебя никогда не учили, что нельзя бить женщин?" – "Не учили!" Внезапно она отбросила трубу и раскрыла рот, глядя куда-то мимо Итана: "Ты!" Томас обернулся – в комнату вошёл Дорланд и направил на убийцу пистолет: "Мы наконец-то нашли тебя, Сирена". "Позволь мне прикончить его! – закричала она. – Для всех нас так будет лучше, ты же знаешь!" – "Хватит". "Ты до сих пор подчиняешься его приказам? – спросила она. – Почему? Ты держишь его в неведении, но что если он всё осознает? Что тогда? У него ведь достаточно силы, чтобы уничтожить..."
Итан услышал выстрел, а ещё тот самый шум. Перед тем, как потерять сознание, Томас заметил, что шум исходил не от Сирены; её голова взорвалась и всё погрузилось во мрак.
4

Итан очнулся с жуткой головной болью, запиханным в какой-то шкафчик; несколько минут пришлось потратить только на то, чтобы выбраться оттуда. Тело Карлы, также как и Сирены, исчезло, на полу осталась лишь огромная лужа крови. Дорланд и ЛеРу не выходили на связь: вероятно, они просто ушли и Томас тоже поспешил убраться из здания.
Снаружи стояла жаркая, душная ночь. Он вытер пот, хотя это не принесло никакого облегчения, и позвонил Энджел: "Роза? Ты там?" Лицо женщины моментально возникло на экране: "Господи! Итан, ты живой?" – "Да, конечно, живой". "Понимаешь, – поспешно заговорила Роза, – Дорланд и ЛеРу возвратились в Бюро и сказали, что потеряли тебя в здании. Я думала, в общем, что ты..." "Успокойся, я не умер, – заверил её Итан удивлённо. – Этот мудак Дорланд, должно быть, вырубил меня в котельной. Я догадывался, что не нравлюсь ему, но теперь окончательно уверился в том, что он хочет моей смерти".

URL
2012-09-10 в 21:14 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Поверить не могу... – произнесла Энджел с тревожной улыбкой. – В любом случае я рада, что с тобой всё в порядке". – "Сделай мне одно одолжение". – "Да?" – "Не говори в Бюро, что я жив, особенно Дорланду". "Поняла, – согласилась Роза. – Расскажи мне, что там у вас произошло?"
Итан шёл по городу, по пути пересказывая всё случившееся; Роза слушала его, ни разу не перебив, что удивило Томаса, поскольку он привык, что она всегда подавала блестящие идеи, ни единожды здорово выручавшие его. Но, получив более подробное представление о произошедшем, она высказала мысль, которая Итану и без того пришла в голову в самую первую очередь. "Знаю, тебе это не понравится, но почему бы не нанести еще один визит Лиланду Ванхорну? – опасливо предложила Энджел. – Он должен знать, что скрывает его дядя и, возможно, тебе удастся добиться от него этого". – "Возможно. Но не с помощью дипломатических методов Бюро". "Ну, это ведь преимущество – быть мертвым, верно? – лукаво сказала Роза. – Они же не обвинят мертвого агента, если с Лиландом что-нибудь случится?" "Ты общалась со мной чересчур долго, – усмехнулся Итан. – Пожалуй, я так и поступлю". – "Но..." – "Я догадывался, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой". "Постарайся не убить его, ладно? – попросила она. – Избиение могут списать на медперсонал или других пациентов больницы, но если Лиланд умрет, ты будешь первым, кого арестуют". – "Да, да". – "Я лишь хочу сказать, что..." – "Я не собираюсь его убивать, обещаю". – "Удачи, Итан". Он выключил телефон и направился вниз по улице. Кошмарный день начался с Лиланда и заканчивается им же. Томас никогда бы не подумал, что его жизнь может стать ещё хуже – до сегодняшего утра, когда он снова взглянул в эти жестокие глаза. Сложно будет сдержать данное Розе обещание...
На полдороги к госпиталю, Итана окутала густая тьма. Он прижался к стене какого-то здания, стараясь оставаться незамеченным; сейчас он ощущал слабость и усталость и был совсем не в том настроении, чтобы драться. К счастью, никто на него не напал, только телевизор в витрине магазина вдруг затрещал, загудел и на экране возник Алкогольный Демон: "Но почему бы и не убить Лиланда Ванхорна?" Итан уставился на демона: это не чертово видение, он и в самом деле смотрит на него, слушает его, говорит с ним. – "Сколько шансов упущено? Разве ты не жаждешь покончить с ним?" Итан поёжился: "Разумеется, я хочу этого". – "Тогда почему ты медлишь? Уверен, что нет чего-то... Чего-то, что останавливает твою руку?" "Да, есть, – Итан придвинулся к витрине. – Я не желаю в конечном счете превратиться в него, понятно? Я ведь стану убийцей". – "Ты уже убийца. Представим всё так, будто это была ещё одна необходимость самообороны. Давай, Итан, завязывай с идиотскими оправданиями, ты же умнее и выше этого". – "Хорошо, скажи... Вперёд! Скажи! Всё-то ты знаешь, да?" – "Всё. Но зачем говорить? Гораздо увлекательнее наблюдать, как ты сам понемногу осознаешь правду".
Экран телевизора погас. Итан вздохнул, поражаясь самому себе: каким образом я разговариваю со своим отражением, с видением или кто там ещё этот парень в маске?
Добравшись до госпиталя, Томас, с легкостью разбив одно из окон первого этажа, влез внутрь и поплелся по пустынным коридорам; даже наркоманы и хулиганы, обычно сующие свой нос везде и всюду, опасались этого места из-за страха перед здешними пациентами. Ночью тут не было ни души, по крайней мере, ему хотелось так думать.
Только в одной больничной камере горел свет и Итан мгновенно догадался, что это была палата Лиланда. Томас пригнулся, почти подполз к двери – под ней было небольшое, в несколько дюймов, пространство, через которое он смог заглянуть в комнату.
Лиланд в смирительной рубашке, скрестив ноги, сидел на кровати. Его совсем нехарактерно озабоченный, озлобленный взгляд предназначался никому иному, как Малкольму Ванхорну. "Да, я не стал – сердито сказал Лиланд. – Но не ради тебя, а ради них". "О Лиланд, – обессиленно протянул Ванхорн, – скажи мне... Скажи мне, что больше не строишь глупых планов о том, как присоединиться к ним? Разве ты недостаточно натворил? Разве ты не погубил всю свою жизнь из-за этого бесполезного мероприятия?" "Этого никогда не будет достаточно до тех пор, пока я не одержу победу, – спокойно ответил СКХ. – Не смей меня останавливать, ты, укравший причитавшееся мне по праву рождения!" – "Ложь!" – "Ты сломал мне жизнь! Чёрт побери! Хватит изображать святую невинность! Ты знаешь, что делаешь. Всегда знал". – "Я защищаю тебя, Лиланд". – "Грёбаный лицемер!"

URL
2012-09-10 в 21:19 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Итан задумчиво потёр виски: я никогда не видел Лиланда таким. Где его высокомерие и самодовольство? Он совершенно не контролирует себя. Вот, значит, каков он не при мне, каков он, загнанный в ловушку... Растерянный почти как ребенок.
"Лицемер! – яростно выплюнул Лиланд. – Я был для тебя не племянником, а заключённым. Это предел твоих мечтаний, ублюдок, – он маниакально оскалился. – Итан точно знает, почему ты держишь меня взаперти? Или он просто купился на сраную дребедень про нашу вроде-как-семью, а? Ответь мне!" – "Итан знает правду". – "Твою правду – это ты подразумеваешь под своими словами? – убеждённо сказал Лиланд. – Возможно, пришло время ему узнать и мою правду". После этих слов Ванхорн ударил его по лицу и встряхнул за плечи. Итан был ошеломлён гораздо больше, чем СКХ, который, казалось, ожидал такого поворота событий. – "Предупреждаю тебя, Лиланд..."
Однако, довольно резкий переход от его привычной безусловной любви. Итан ухмыльнулся, увидев отпечаток ладони на лице мужчины: того, вероятно, убивала собственная безвыходная слабость. "Предупреждаешь меня? – недоверчиво спросил Лиланд. – Серьёзно, дядя?" – "Вполне". СКХ странно рассмеялся: "А не то ты меня отшлёпаешь? Я угадал? Ха! Скажешь, что потерял терпение, положишь меня к себе на колени и... Сейчас, когда я взрослый, это будет эротичней, а?"
Итан нахмурился: горечь, с которой Лиланд произнёс последнюю фразу, была какой-то особенно едкой. – "Нет, я не намерен делать ничего подобного. Но я сделаю тебе больно". "Конечно, – мрачно пробурчал СКХ, – сколько бы ты ни утверждал, что ненавидишь власть, но всё же ни разу не колебался, используя её против меня. Только против меня, – он вызывающе посмотрел на дядю: – Думаешь, я до сих пор боюсь тебя? Это твоё желание, да? Ошибаешься, я скажу Томасу всё, что захочу, а когда выберусь отсюда, ты умрёшь за всё, что сделал со... А-а-а!!" Пронзительный звук раздался снова, и тело Лиланда, дрогнув, согнулось надвое. Ванхорн уложил его на спину, и очень низко, почти касаясь, навис над ним. СКХ тяжело дышал, пытаясь оправиться от болевого шока. "Зачем ты огорчаешь меня? – грустно спросил Малкольм. – Почему просто не можешь делать так, как тебе велят?" "Низачто, никогда, – голос убийцы звучал слабо и нетвёрдо. – Ты наслаждаешься... Этим... Всякий раз... Больной... Сукин..." "Итан не вернётся сюда, – сообщил ему Ванхорн. – А даже если он и придёт, то ты искренне считаешь, что он поверит тебе?" "Ну да, правильно... Я же... Сумасшедший", – Лиланд облизал губы, сделав несколько коротких свистящих вдохов. "Да, ты именно такой", – Малкольм наклонился ниже и прошептал ему что-то на ухо, Итан не расслышал что, а затем запечатлел на его лбу долгий поцелуй – Лиланд завопил от омерзительного отвращения, уворачиваясь. Ванхорн поворошил его светлые волосы, а после направился к двери. Итан быстро отпрянул в сторону, спрятавшись в тени коридора, и Малкольм ушёл, не заметив чужого присутствия. Томас с облегчением вздохнул и через несколько минут приблизился к палате. Дверь в неё автоматически закрылась, свет погас. Итан взломал замок и вошёл. "У меня было ощущение, что ты возвратишься, – сказал Лиланд, думая, что это опять его дядя. – Всё-таки давно ты не имел удовольствия видеть меня беспомощным, связанным по рукам и ногам". – "На самом деле всего лишь с утра". Лиланд поднял голову: "Господин Томас? Вот так неожиданность". Итан зажёг свет и подошёл к его кровати; СКХ посмотрел на него без своей обыкновенной бравады и через мгновение отвёл взгляд. "Я отыскал Сирену, – сообщил Томас. – Но это привело к большему количеству вопросов, нежели ответов". – "Жалко". "Несомненно, потому что теперь мои проблемы – это твои проблемы, – Итан взял его за перед смирительной рубашки. – Почему ты не сказал мне всего, что мог?" – "Как ты уже, наверное, в курсе – ты мне не нравишься и я не стану помогать тебе". "Нет уж, ты будешь помогать мне вне зависимости от своего желания". – "Или что? Ты убьёшь меня?" Итан взглянул на него и голос в подсознании снова зловеще зашептал: "Ну же, прикончи его". Глаза Томаса скользнули по шее СКХ и тот, заметив это, с любопытством продолжил наблюдать за ним, пока Итан не ударил его кулаком в грудь. Лиланд вскрикнул от боли и гнева, скрючившись на постели в комок – что бы ни сотворил с ним Ванхорн, это и вправду очень вымотало его.

URL
2012-09-10 в 21:25 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Теперь слушай внимательно, ты, бесполезный кусок дерьма, – сказал Итан, придавив его к матрасу. – Слушай!" Лиланд поморщился, но протестовать не стал; Томас пересказал события последней ночи, заодно выпустив СКХ, который тут же уселся на кровати и, прижавшись к металлическому изголовью, измождённо уставился в потолок. "Ты знал обо всём этом?" – спросил Итан, почти вплотную приблизившись лицом к лицу Лиланда. СКХ изо всех сил лягнул его: "Я прекрасно слышал тебя, господин Томас. Но, видимо, ты не слышал самого тебя: я "пресмыкаюсь" не перед кем попало, а лишь перед конкретной... Организацией, которую сдавать тебе не стану". – "Кто они, чёрт возьми?" – "Люди, умеющие слышать и видеть, Томас! – отрезал Лиланд. – Они и сейчас наблюдают за нами, они всегда смотрят и слушают". – "Ладно, хорошо. Так чего эта безымянная организация хочет от меня?" – "Если я не называю даже имен, неужели ты думаешь, что я стану раскрывать тебе их планы?" "Как насчёт... – Итан вынул из-за пояса боевой нож и передвинулся к концу кровати. – Знаешь, как потрясающе поразительно лишиться даже маленького кусочка себя? К примеру, пальца руки... Или ноги..." – он сжал лодыжку Лиланда, притянув её ближе – СКХ бесцельно махнул ногой, даже не задев его. – "Один палец – небольшая потеря, но как знать? Если я продолжу, ты можешь потерять значительную часть ступни, ну или ступней". Лиланд посмотрел на изуродованную руку Томаса и впервые убийце почему-то не стало весело. "Око за око, так? Ты хоть осознаёшь, насколько уподобился мне, Итан?" – поджав губы, проговорил СКХ.
Истинность этих слов и собственное имя, произнесённое Лиландом, заставили Томаса на мгновение отступить. Он колебался, но его рука не переставала крепко сдавливать ногу мужчины, на которой уже проступили кровоподтёки. "Не переводи тему на меня, – наконец ответил Итан. – Так как ты предпочитаешь отвечать на мои вопросы: по-хорошему или всё-таки по-плохому?" СКХ опасливо взглянул на нож, слишком хорошо зная на что, кроме убийства, было способно это лезвие: предсмертные крики его жертв и звуки разрываемой на части плоти чётко вспыхнули в мозгу убийцы. "У тебя есть сила, которую они рассматривают как угрозу, – сказал Лиланд. – Некоторые хотят использовать эту силу, всё же сохранив тебе жизнь, другие – просто жаждут твоей смерти. Удовлетворён?" "Не совсем", – удар СКХ вернулся к нему прямиком в челюсть, а за ним последовал ещё один, в живот; смирительная рубашка уже еле удерживала взбешенного Лиланда. Итан снова поднёс нож ему к горлу: "Вопрос номер два". – "Что ещё?" – "Что такое "Лекарство"? "Ты, идиот! – сердито сказал Лиланд, всеми способами пытающийся высвободиться. – Это и есть твоя сила. И больше не спрашивай меня ни о чём!" "Впрочем, мне всё равно надо будет что-нибудь тебе отрезать просто так... – задумчиво произнёс Итан. – Ты же это со мной проделал, помнишь? А раз мы похожи, то почему бы мне не пойти до конца?" – "Пустые разговоры. Тебе это не нужно". – "Ты так считаешь? – Томас занёс нож над бедром СКХ, готовый ударить в любой момент, и если бы попал даже в артерию, в тот момент Итану было на это плевать. Но прежде чем агент успел это сделать, до его слуха донеслись гудение, хлопки, а затем щелчок. Итан рассеянно убрал нож на место: "Какого чёрта это было?" Лиланд сел, отбросив волосы с лица: "Сбой питания". – "Был же резервный генератор?" – "Был". Итан поднялся с кровати и подошёл к двери: "Мне нужно выйти наружу прежде, чем мятежники... – он попытался открыть дверь, но та и с места не сдвинулась. – ...прорвутся сюда". Лиланд несколько минут наблюдал за его бесполезными манипуляциями, а потом сказал: "Это механический замок. Его не открыть с этой стороны". Итан развернулся к нему и они оба почувствовали всю щекотливость ситуации. "Не открывается", – ошеломлённо повторил Итан. – "Нет". "Блядь! – выругался Томас, стуча по двери. – Да ты шутишь!" "Разве здесь не уютно?" – цинично спросил СКХ; он откинулся назад на подушку, но ни на секунду не спускал с Томаса глаз. Как бы то ни было, хотя Лиланд и не доверял Итану, но всё же возблагодарил судьбу, что оказался запертым с ним, а не со своим дядей. – "Заткнись на хуй. Просто заткнись". Лиланд лишь пожал плечами. Наступила пауза, растянувшаяся на несколько долгих минут; Итан собрался было позвонить Розе, но осознал, что может выдать её убийце и решил не рисковать, напрасно привлекая к ней внимание. Оранжевое мерцание коридорных ламп придавало всей обстановке сюрреалистичный оттенок янтаря и Томас чувствовал, что если не заговорит в ближайшее время, то сам сойдет с ума в этом странном месте.

URL
2012-09-10 в 21:27 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Он взглянул на, казалось, задремавшего Лиланда и, решив привлечь его внимание, быстро спросил: "Что за дела между тобой и Ванхорном?" – "Моим дядей? Без понятия. Я давно с ним не виделся". – "Он был здесь, Лиланд. Я слышал, как вы двое спорили". СКХ сглотнул, выдерживая секундную паузу: "А... Ясно". – "Ты сказал много непонятных вещей. Тебе он просто не нравится или что?" – "Не понимаю, как мой ответ может тебе помочь". – "Просто скажи". "Зачем? Чтобы тебе было что ещё обсудить с моим дядей? А смысл? – спросил Лиланд. – Ты не поверишь мне, а если бы и поверил – ну и что? Это не будет иметь никакого значения". "Мне нужно знать правду о вас двоих на случай, если когда-нибудь придётся выбирать, на чью сторону встать, – объяснил Итан. – Не могу обещать, что поверю тебе, но не могу утверждать и обратного. Я просто хочу услышать это". "Услышать что? – устало спросил Лиланд. – Слезливую историю? Хочешь меня пожалеть? Посмеяться надо мной? Что? Чего ты хочешь?" – "Забавно: год назад я был в том же положении. Полагаю, теперь тебе понятно, каково это". – "Выходит, ты просто пытаешься меня позлить?" "Нет, – Томас поднялся с пола и осторожно приблизился к кровати Лиланда. – Я спрашиваю, потому что хочу услышать правду. Хочу услышать... Твою правду". "Мы ненавидим друг друга и всегда ненавидели – вот в чём правда, – сухо произнёс СКХ. – Он, как каким-то великим благодеянием, хвалится тем, что вырастил меня, но это враньё. На самом деле Ванхорн похитил меня из семьи, забрал данное мне по праву рождения и держал в заключении всю жизнь". – "Зачем ему понадобилось похищать тебя?" "Как плату за... – Лиланд вздохнул, прежде чем продолжить: – Мои родители были теми, кто случайно убил его жену и ребёнка, но у Ванхорна недоставало сил, чтобы отомстить отцу напрямую, и поэтому он забрал то, что родители ценили больше всего – их ребёнка". Итан хотел возразить, назвать его лжецом, ударить – но не мог: Лиланд был виновен во многом, но говорил неправду он не так часто. СКХ был честен в том, кто он, что думает, что делает и сделал; к тому же у него было не так много причин, чтобы лгать о своём прошлом.
"Он говорит, что любит меня, хочет защитить – в этом нет и слова истины, – сказал Лиланд. – Я никогда ему не доверял. Может быть, сам он убедил себя в обратном – не сомневаюсь, если убедил и тебя – но это всего лишь оправдания. Он так и не сумел принять власть той организации и просто покрывает свои грязные дела, называя их "поступками из самых благородных побуждений". – "Подожди-ка, что за организация? Он тоже был членом той организации?" "Как Сирена и все остальные? Да, был, но предал их, – Лиланд помрачнел. – Он слишком труслив, чтобы принять их силу". – "Силу, заключающуюся в звучании голоса?" Лиланд кивнул, но не стал распространяться о таинственной силе. – "И всё же как он забрал её у тебя? Этому надо учить? Или это имплантанты? Или что?" "Это наследственное, но я... – СКХ запнулся, опустив глаза. – Я..." – "Пропущенное поколение, да?" Лиланд сердито посмотрел на него: "Он что-то сделал, чтобы так получилось: исключено, что я родился без этих способностей". Это было очевидное заблуждение, однако Итан решил не разуверять его; Томас снова присел на край кровати, но на этот раз не так угрожающе. "Он использовал эту силу, чтобы сделать тебе больно, – сказал он тихо. – Ванхорн всегда так поступал?" "Нет, не тогда, когда я был ещё слишком мал, чтобы в полной мере испытывать боль, – ответил Лиланд. – Но потом, когда я вырос и физически стал значительно сильнее его, он уже не мог продолжать управлять мной одними словесными запугиваниями. Именно тогда он и начал применять против меня украденную у меня же силу – это было словно плевок в лицо..." "Бедный убийца, – насмешливо сказал Итан. – А тебе никогда не казалось, что ты заслужил всё это?" "Его мотивы не были основаны на справедливости или дисциплине, – произнёс Лиланд. – Он просто хотел заставить меня страдать". – "Вот так сюрприз. Я тоже". "Я был ребёнком, – СКХ начал закипать. – В чём я провинился, чем заслужил всё то, что со мной сделали?!" – "Он обижал тебя?" "Как-то жалко это звучит, – пробурчал Лиланд. – Но да, так и было. Он всячески унижал меня... Мой дядя – жестокий, расчётливый человек". Итан внимательно оглядел мужчину: "Насколько жесток он был?" Лиланд вдруг обеспокоенно заёрзал, руки дёрнулись под смирительной рубашкой. "От тебя это прозвучало так, будто там было что-то больше обыкновенных наказаний. Гораздо больше, – медленно проговорил Томас. – А он..." "Что? Трахал меня?! – почти прокричал СКХ. – Ты действительно хочешь это знать, а? Классический профиль, не так ли? Униженный изнасилованный ребенок превращается в маньяка-убийцу? Ну да. Да! Он делал это! Он... Он делал это". Итан ошеломлённо тряхнул головой: "Нет, я... Дьявол, поверить в это не могу".

URL
2012-09-10 в 21:30 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Лиланд резко умолк, проклиная себя за срыв. Какого чёрта со мной происходит? Это место, лекарства, мой дядя... Я не сумасшедший, но пребывание здесь очень скоро превратит меня в безумца... – "Можно спросить?" – "Нет". – "Если это правда, и он тебя, ну... В общем, понятно что, то почему ты не убил его? Мне кажется, это должна была быть первая вещь, которую тебе следовало сделать". "Для меня не это было делом первой важности, – сказал СКХ. – Я приехал в город по той же причине, что и ты: ради восстановления справедливости. Безусловно, я был более эффективен и предан делу, но у всех нас свои собственные методы".
По той же причине, что и я? Ванхорн был прав: СКХ одержим мной. Думаю, он даже не осознаёт насколько. "Однако, он следующий по плану", – заключил Лиланд. "Я до сих пор не... Не уверен, можно ли тебе верить, – проговорил Итан. – Но если это правда, тогда его убийство будет единственным, в котором я не стану тебе мешать". СКХ удивлённо вскинул брови: "Особенно иронично то, что эти слова исходят от тебя". – "Почему это?" – "Потому что ты тот, кого он выбрал на свою роль. Теперь у него уже нет сил удерживать меня, но зато у тебя их достаточно. Поправлюсь: в том, что ты стал таким, виноват не я, а мой дядя". – "Бред!" – "Нисколько".
Итан думал о том, как его кровь нагревалась от удовольствия каждый раз, когда он бил СКХ. Даже тогда, когда Лиланда пытал его дядя, эта сцена не принесла ему ничего, кроме наслаждения, а услышав подробности о прошлом убийцы, Томас только попытался вообразить, как это происходило, и его уши покраснели. "Ты заставил меня побывать в аду, – напомнил ему Итан, – и не вправе винить меня за то, что я хочу видеть, как ты страдаешь". "Каждый человек имеет причины для того, чтобы желать страданий другому, господин Томас, – сказал Лиланд. – Но есть то, что отделяет таких, как мой дядя, ты и я от прочих. Полагаю, ты знаешь, о чём я". – "Что? Ты утверждаешь, что все мы в конечном итоге скатимся до насилия?" – "Грубо говоря, да". "Что за чушь, – Итан встал с кровати и зашагал взад-вперед. – Я столько раз надирал тебе зад, но хоть раз пытался изнасиловать?" – "Пока нет". Томас повернулся к нему: "Возможно, ты просто выдаёшь желаемое за действительное, Лиланд". – "А разве тебе этого не хочется?" Итан ещё раз дёрнул дверь, пытаясь выйти, но вдруг замер перед стеклом: "О чёрт. Мятежники". Лиланд заметно оживился: "Они откроют и эту комнату, – прошептал он, глаза жадно замерцали. – Психи будут на свободе". – "Да, вот только ты даже не надейся". Лиланд слез с постели и, спотыкаясь, подошёл к Итану: "Сними это с меня". – "Ага, сейчас". "Они придут и в любом случае меня освободят, – заметил СКХ. – Ты серьёзно хочешь, чтобы я указал им на кое-кого? Или прекратишь наконец быть таким идиотом и дашь помочь тебе?" – "Помочь? Ты? Если ножом в спину называется "помочь", то..." "Я ударю спереди, – пообещал Лиланд. – Но сейчас не время". Он подошёл ближе и они посмотрели друг на друга. – "Им известно, что ты здесь и никто из них не горит желанием оставлять тебя в живых". – "Как и ты". Лиланд покачал головой: "Многое без тебя просто не получится, понимаешь? Поверь мне". Итан колебался. Я, должно быть, совсем того, если на самом деле поддамся на это. "Когда придёт время, я тебе скажу, – сказал Лиланд. – Хочешь верь, хочешь – нет, но там, снаружи, есть люди куда опаснее меня. И я хочу разделаться с ними прежде, чем мы с тобой сведём счёты".
Дверь открылась. "Попытаешься выкинуть что-нибудь – и я буду несказанно счастлив разнести твою грёбаную голову", – предупредил его Итан и достал нож. Распоров им рубашку, Томас зажал оружие в руке, приготовившись напасть в любой момент. Лиланд раздражающе спокойно размял руки и принялся отламывать от кровати доску: "Ты слишком взвинчен. Расслабься". Справившись с задачей, он с улыбкой обернулся к Итану: "Это будет долгая ночь".
В госпитале царил адский хаос, у Томаса не было ни единого шанса выбраться отсюда в одиночку. Лиланд сдержал своё слово и не атаковал Итана, но был в полном восторге, избивая мятежников и пациентов, попавшихся по дороге.
В конце концов за заколоченными окнами промелькнули красно-синие огни полицейских машин; Итан потянулся, чтобы схватить Лиланда: "Конец пути, СКХ". Тот увернулся: "Я так не думаю, господин Томас". Они с опаской уставились друг другу в лицо. "А как ты собираешься выйти отсюда сам? – спросил Лиланд. – Подумал ли ты о том, что мятежники и помешанные просто последуют за тобой?" Голоса снаружи приказывали всем покинуть здание. "Я не позволю тебе уйти, – твёрдо сказал Итан, хотя у него давно уже закончились патроны. – Когда ты окажешься на воле, то снова примешься убивать". Лиланд внимательно наблюдал за ним, ожидая возможности нанести удар. Двое мужчин кругами ходили по комнате, а в это время полиция почти полностью оцепила больницу.

URL
2012-09-10 в 21:35 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
– "Неужели я стал настолько предсказуемым, Итан?" – "Итаном меня имеют право называть только друзья, а не ты, скотина". "Я буду называть тебя как пожелаю, – сказал Лиланд, холодно сверкая глазами. – Что за внезапное сотрудничество, господин Томас? А раз уж так, то, мне казалось, мы превосходно сработались..." – "Ты использовал меня, я – тебя. Мы квиты". – "Быстро учишься". Полицейские ворвались через главный вход в холл, и Итан совершил ошибку, оглянувшись на секунду – его сразу же ударили по голове.
Когда он поднялся, Лиланда уже не было поблизости; Томас хотел пуститься в погоню, но был моментально окружен агентами. "Спокойно, спокойно! – крикнул он, покосившись на десяток наставленных на него пистолетов. – Это я, агент Томас". "Эй, парень, ты жив? – спросил ЛеРу, приказав остальным опустить оружие. – А Дорланд сказал..." "Мне похуй, что он сказал! – Итан злобно воззрился на Дорланда. – Зная, что, чёрт возьми, я жив, он оставил меня умирать там. Так ведь?" "Ты вообще о чём? – невозмутимо сказал Дорланд. – Долбаный сумасшедший пьяница". – "Короче, всё равно – я убираюсь отсюда". Дорланд схватил его за шиворот: "Не так быстро!" Итан тряхнул его в ответ: "Серийный Убийца Х сбежал, понятно? Я должен найти его!" – "Никуда ты не пойдешь". – "Или что? Ты застрелишь меня? Так давай, стреляй!" – Итан направился к выходу. "У нас приказ: постоянно держать тебя в поле зрения! Либо ты подчинишься, либо вылетишь из Бюро!" – понеслось ему вдогонку. Томас проигнорировал его предупреждение, бросившись бежать; он почти ожидал, что кто-нибудь из них откроет огонь, но этого не произошло. Итан вернулся к преследованию Лиланда, зная, что убийца не столкнулся с полицией, а значит, скорее всего, выбрал маршрут через служебные помещения. Томас мог сказать, как и откуда именно СКХ вышел из госпиталя, но за пределами здания его следы обрывались. Шел дождь, поэтому отпечатки ног босого беглеца из психиатрической лечебницы различить было невозможно.
Итан беспомощно смотрел в небо; он знал, что это должно было случиться и это случилось: Серийный Убийца Х вновь обрёл свободу.
5

Несколько часов Итан бесцельно бродил по городу, а потом решил позвонить Розе – она сказала, что на Бюро обрушилась куча жалоб на их паранойю и злоупотребление властью. "Почему бы тебе не зайти ко мне? – предложила она в конце концов. – Там мы сможем поговорить в безопасности". Итан задумался: "К тебе?" – "Да". – "Э... Хорошо. Адрес?"
Роза жила в более приятном и благополучном районе: тут было чисто, прохладно и тихо, хотя, в любом случае, ей в этом городе было не место.
Энджел открыла дверь и с улыбкой поприветствовала его. "Выглядишь кошмарно, – заметила она. – Что стряслось?" Итан сел на диван и, бессознательно разматывая и снова наматывая бинты на кулаки и запястья, рассказал ей о событиях, случившихся в госпитале, о встрече Лиланда с его дядей и о бегстве СКХ. Роза отцепила значок и села рядом с Итаном; ему было неловко находиться так близко к ней, поэтому он встал и достал телефон: "Позвоню Ванхорну: у меня предчувствие, что он – следующая цель Лиланда". – "Уверен, что это будешь не ты?" Итан покачал головой: "Да. Слышала бы ты, какие вещи он рассказывал... Не важно, правда это или выдумка, но он свято верит в свои слова". "Откуда тебе знать? – спросила Роза. – Вдруг он играет с тобой?" "Это не в его стиле, – ответил Томас, набирая номер. – Он не из тех, кто давит на жалость подобными рассказами, а эта вспышка откровенности – думаю, он и сам был не рад ей". – "Это печально". Итан удивлённо взглянул на неё. "Не смотри так, – сказала Роза, поднявшись. – Я не собираюсь сочувствовать дьяволу, но не отрицай: если он не лжёт, то, выходит, что его жизнь невероятно трагична". "Величайшая трагедия, да, – Томас с нетерпением ждал, когда снимут трубку. – Давай же, Ванхорн, ответь". "Итан? – наконец глухо произнёс усталый голос. – Это ты?" – "Да, я. Слушай, нам надо поговорить". – "Ночь на дворе. Что..." – "Лиланд сбежал". – "Что? Точно?" – "Точно". – "Как ему это удалось?" – "Мятежники и помешанные". – "Поверить не могу... Ладно, сейчас мне надо кое о чём позаботиться. Встретимся завтра утром, в твоей квартире". "Нет, подожди! Мне нужны ответы немедленно! – закричал Итан в телефонную трубку. – Я был там сегодня, понятно?" – "Значит, это ты позволил моему племяннику сбежать?" – "Нет! Ну, я... Это получилось непреднамеренно". – "Я разочарован, Итан. Надеюсь, что ты, ради своего же собственного благополучия, найдёшь способ вернуть его обратно". – "Это угроза?" На том конце линии молчали. – "Эй! Эй! Проклятие".

URL
2012-09-10 в 21:45 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Роза вернулась из кухни и протянула ему банку пива: "Что случилось?" "Этот подонок повесил трубку, – объяснил Итан, – У меня нехорошие предчувствия". – "Так почему бы тебе не отоспаться? Ты с самого утра на ногах". "Действительно, – согласился Итан, взглянув на диван. – Ты не возражаешь? Хотя, я вроде грязный". "Совершенно грязный, – рассмеялась она. – Примешь душ?" – "Душ? Гм, ну хорошо". – "Наверное у меня осталось что-нибудь из одежды мужа, чтобы ты мог переодеться". – "Ты замужем, Роза?" Она снова засмеялась: "Нет-нет, это была ошибка, очень давняя ошибка. Разве я никогда не упоминала об этом?" – "Нет". – "Мы ведь ни разу и не обсуждали личную жизнь, не так ли?" – "Мне нечего рассказать на эту тему, – пожал плечами Томас. – Но ты была замужем, а я даже не знал этого... Невероятно". "Это было давно, – Энджел стянула резинку с волос и встряхнула головой. Роза была красивой, по-настоящему красивой женщиной, особенно сейчас, когда она была такой расслабленной и простой. – "Странно, мы думали, что знаем друг друга, но оказалось, что не знаем почти ничего". – "Я доверяю тебе – для меня это очень важно". Энджел улыбнулась, её взгляд на мгновение потеплел. Потом она отвернулась и направилась к комоду: "В общем, ванная - направо по коридору, а я пока поищу одежду". Итан подошёл к Розе, но она не обернулась. Он поднял руку, чтобы коснуться её плеча, но передумал: она заслуживает лучшего. – "Спасибо, Роза. Ты замечательный друг". – "Ты тоже, Итан".
Он помылся, сменил одежду, а после лёг спать на диван. И впервые за долгое время Томасу не снились кошмары.
***

На следующее утро Итану настолько нетерпелось вернуться к расследованию, что он отказался от предложенного Розой завтрака и отправился прямиком к себе домой, а Энджел – в Бюро, чтобы проанализировать некоторые улики.
Ванхорна у Итана в квартире не оказалось, поэтому Томас сел на диван, решив дождаться гостя. В глаза вдруг бросилось, какой у него беспорядок: повсюду валяются всякие бутылки, везде грязь, кондиционер давным-давно не работает – возможно, следовало бы проявлять больше заботы о собственном жилье...
Он взглянул на часы: десять утра, а Малкольм до сих пор не явился и на звонки тоже не отвечал. Надеюсь, Лиланд не добрался до него. Ванхорн меня бесит, но я нуждаюсь в нём: он один из тех немногих, у кого есть необходимые мне ответы.
Около полудня позвонила Роза: "Итан? Боюсь, у меня для тебя плохие новости". Томас замер: "Он достал Ванхорна, да?" "Не совсем, но всё же его нет, – ответила Роза. – Сегодня утром он вылетел на частном самолете куда-то в горы; с пилотом связаться пока не удаётся". – "Прекрасно, просто прекрасно". – "Мне жаль". "А я-то, – сердито сказал Итан, направляясь к бару, – я и правда думал, что ему можно верить, по крайней мере, хоть в чём-то, а он как всегда использовал меня, – он ударил кулаком по дверце шкафчика. – Этот ублюдок с самого начала использовал меня! Ради него я оставил Серийного Убийцу Х в живых, а теперь этот Ванхорн куда-то смылся, оставив СКХ вытворять Бог знает что. У-у-у..." – он налил и залпом осушил стакан виски. "Я попробую найти список недвижимости Ванхорна – возможно, что-то из этого находится в горах, – сказала Роза. – Дай мне пару минут". Итан, с бутылкой в руках, вернулся на диван. Экран телевизора неожиданно вспыхнул: "Что я говорил? У тебя был шанс". Томас отложил телефон и махнул ногой в сторону телевизора, едва удержавшись от пинка по источнику голоса: "Заткнись! Заткнись, уёбок! Заткнись уже!" "Итан?" – удивлённо спросила Роза. Он вздохнул и взял трубку: "Да?" – "Только что мы получили известие о том, что было совершено убийство мэра". "О чёрт побери... – Итан потёр лицо. – Где?" "В центральном парке города, – ответила Роза. – Утром она выступала на политическом митинге, а около половины десятого пропала; её тело несколько минут назад нашли у входа в сад-лабиринт. Все наши уже там, и Фаррелл хочет, чтобы именно ты занялся этим случаем". – "Правда? А мне померещилось, что меня уволили прошлой ночью". – "Фаррелл настаивает". – "Ха. Может, он и не такой сверхмудак, каким я его считал". – "Может". – "Роза?" "Я просто о кое-чём задумалась, – она улыбнулась. – Неважно. Так ты придёшь в парк? Возможно, это поможет убить время, пока я попытаюсь найти Ванхорна". – "Да, похоже на план".
Итан сел на автобус до городского парка; наблюдая за проносящимися мимо улицами, Томас гадал, почему он всё ещё живёт здесь. Ему казалось, что водитель как-то слишком пристально смотрит на него в зеркало заднего вида, но Итан предпочёл списать всё это на собственную паранойю. Начался сильный ливень, небо грозно потемнело. Ну почему, почему мне никогда не выпадает расследовать убийства в яркий, солнечный день? Мало того, что невыносимая жара, так ещё и...

URL
2012-09-10 в 21:57 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Зазвонил телефон. – "Роза?" – "Нет". Итан напряжённо огляделся по сторонам, потом, с как можно более спокойным видом, произнёс: "Куда, чёрт подери, ты свалил? Что ещё за хренова игра со мной?" "Я не играю ни с тобой, ни с Лиландом, если на то пошло, – сказал Ванхорн. – Наверное, вчера вечером я перегнул палку – прошу прощения, я просто испугался за своего племянника". "Да уж, тебе следует опасаться ради собственной же пользы, – сказал Итан. – Он придёт за тобой, ты знаешь". – "Знаю, поэтому мне пришлось немедленно уехать. Более того, даже говорить с тобой сейчас небезопасно". – "Перед тем как снова повесить трубку, ответь на несколько вопросов. Расскажи всё как есть, договорились? Я доверял тебе, поэтому заслужил большего, чем ложь и всяческий бред". "Я расскажу всё, Итан – за тем я и вернулся Метро-Сити, – ответил Ванхорн. – Но не прямо сейчас: это займёт слишком много времени". – "Ответь на один вопрос". – "Итан, я..." "Я видел, что ты сделал с Лиландом прошлой ночью, – Итан сделал паузу. – Когда я рядом, ты позволяешь ему всё, утверждая, что нельзя осуждать его за безумие. Так что же это за херня вчера была?" – "Лиланд всегда был своенравным человеком – порой его необходимо ставить на место". "Он и так был связан, ничего сверх того не требовалось, – возразил Томас. – Всё, что он сказал, было лишь то, что он собирается открыть мне "свою правду", а ты ударил его. Почему?" "Иногда я просто не в состоянии выносить его грязные обвинения, – резко сказал Ванхорн. – Сознание Лиланда помрачнено такой паранойей..." – "Только ли? Почему-то после беседы с ним, мне стало казаться иначе". – "Это... Мои намерения всегда были..." "Плевать мне на твои намерения! – отрезал Итан. – Что ты сделал? Что с ним произошло?" – "Ты в самом деле ему поверил?" "К чему СКХ врать? – сказал Томас. – Он не жаждет моей жалости или сочувствия". – "Он безумен". "Не игнорируй мой вопрос, – сердито произнёс Итан. – Я спрашиваю тебя конкретно и прямо: ты бил его?" "Да. Ты уже должен был понять, насколько он не в себе, – Ванхорн вздохнул, остановился. – Строгость была вынужденной мерой". "Хорошо, я понял", – сказал Итан. Он обдумывал слова Лиланда, пустой взгляд, горечь в голосе, с которой тот вспоминал своё прошлое. "Что ещё? – Томас перевёл дыхание, потирая переносицу. – Ты насиловал его?" Тишина. "Отвечай! – закричал он в телефонную трубку. – Он так сказал. Это ложь?" – "Всё сложно. Их Влияние стало сильнее, я многого лишился из-за них..." – "Лиланд упоминал, что его родители виноваты в гибели твоей жены и ребёнка". – "Да". – "Значит, ты украл его?" – "Я его спас, Итан, действительно спас: жизнь среди Оро – не жизнь". – "Оро?" – "Подробнее рассказать пока не могу". – "Ладно, просто ответь: это правда?" – "Пожалуйста..." – "Правда?" Повисла долгая, гнетущая пауза; Итан подумал, что Ванхорн снова оборвал звонок, но вдруг раздался едва слышный шёпот: "Да, это правда".
Итан тупо уставился в окно; сердцебиение ускорилось, к лицу прилило тепло, в глубине души что-то неприятно кольнуло, но он не мог понять что. К своему удивлению, Томас чувствовал к убийце нечто вроде жалости. "Я был ребенком. В чём я провинился, чем заслужил всё то, что мной сделали?" – те, в отчаянии произнесённые Лиландом слова, были полны боли.
"Мы жили там совершенно одни – так надо было, – продолжал Ванхорн. – Когда я взял Лиланда к себе, ему не было и пяти лет. Наверное, тогда он был растерян, но, всегда отличаясь необыкновенной молчаливостью, он держал всё в себе. Я объяснил ему положение вещей, но он всё равно, даже несмотря на возраст, как будто смотрел сквозь меня.
Первые пять лет прошли безмятежно. Лиланд вёл себя тихо, сторонился меня, но я очень любил его, на самом деле любил". – "Так что же произошло?" – "Осадок, оставленный похищением, оказался столь сильным, что Лиланд начал выплёскивать его: рисовал каких-то ужасающих существ, писал странные, бессвязные фразы, проявляя во всём этом огромную, нехарактерную для детей злобу и жажду насилия. Я пытался поговорить с ним, как-то образумить, но он не останавливался. Тогда я просто проигнорировал это – думал, пройдёт само". – "Но стало только хуже, не так ли?"

URL
2012-09-10 в 22:08 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Да, – тихо сказал Малкольм. – Он начал с мелочей: бросал камни в птиц, пинал мелких зверьков, потом... Небольшую дикую собаку, которая забрела во двор, он убил, сказав, что это было оправданно, поскольку та съела белку. Но меня обеспокоило не только убийство животного – он ещё и расчленил труп одним из кухонных ножей. Я спросил, зачем это понадобилось и Лиланд ответил, что ему стало любопытно. Я очень сильно отругал его, предупредив, чтобы больше не смел так делать. Лиланд обиделся и на какое-то время замкнулся ещё сильнее. Я посчитал, что он внял моим словам, но, разумеется, это было не так.
На момент убийства собаки, Лиланду было двенадцать лет – достаточно, чтобы осознавать свои действия, но вкус крови и смерти так безумно привлекал его, что он целыми днями пропадал в лесу: убивал животных, всегда разделывая их на части – таким образом мой племянник приобрёл блестящее знание анатомии и жестокую целеустремленность. Однажды ночью я осознал, что просто не могу позволять ему и дальше продолжать эту резню".
Итан зачарованно слушал его, вначале смутно, а потом всё чётче и ярче представляя эту картину: маленький Лиланд, в дорогой одежде, забрызганной кровью; очень худенький ребёнок, обманчиво симпатичный, но всегда эти непроницаемые ледяные глаза...
"За это я его и бил, – мрачно сказал Ванхорн. – Нужно было прекратить всё это, и тогда я хотел только помочь ему". – "Бил его... Как?" "Как? – эхом отозвался Малкольм. – Не всё ли равно?" – "Хотелось бы знать". – "Ну, скорее это были просто шлепки, нежели что-то серьёзное. Я перекидывал его через колени, спускал штаны и всего лишь хлопал несколько раз ладонью – исключено, что это было больно". – "Но он кричал". – "Откуда тебе известно?" "Не знаю, я просто... Чувствую это, – ответил Итан, недоумевая не меньше Малкольма. – Это была не боль, не так ли? Он был возмущён и унижен". "Наверное и боль тоже. По-видимому, этот метод был неправильным, – сказал Ванхорн. – После того случая между нами всё изменилось: мой племянник стал не просто замкнутым, а абсолютно отчуждённым. Когда я обращался к нему, то вместо обычного игнорирования, Лиланд шарахался от меня, словно от ядовитой змеи. А ещё он научился скрывать свои занятия: спрятал личный дневник где-то под половицами, возвращался из леса только в чистой одежде и всегда закапывал убитых им животных. Прошло около года, прежде чем я осознал, что Лиланд никогда и не думал останавливаться.
Когда я понял его истинную натуру, то он уже полностью был потерян для нормальной жизни. Однажды, ему тогда исполнилось четырнадцать, мы сильно поссорились – я не мог перестать кричать на него. Почему он стал таким? Почему не может сопротивляться их влиянию? Единственный из своей семьи, кого я оставил в живых – и тот уничтожал себя изнутри.
На этот раз он не просто угрюмо молчал, а разозлился и оскорбил меня отвратительнее, чем кто-либо за всю мою жизнь. После этого я ударил его – и сам испугался своих действий, а Лиланд, напротив, разъярился ещё сильнее и напал на меня. Думаю, он наверняка бы меня убил, если бы я не..." – "Не использовал ту силу, чтобы остановить его?" – "Да, и это вызвало у него истерику. Я даже не догадывался, что он, оказывается, прочитал мои дневники, документы, заметки – всё. Лиланду стало известно об Оро и нашем прошлом, и он с чего-то вбил себе в голову, что у него были какие-то врождённые способности, которые похитил я. Лиланд угрожал мне смертью, и хотя я пытался как-то объяснить свою позицию, он плевать хотел на мои слова. Да и, в сущности, ему всегда было наплевать на них. Он мог не любить меня, но уважать был обязан – я лишь хотел, чтобы он это понял. Его безумное поведение подстрекнуло мой невроз и внутреннюю тьму...
Я не имел права опускаться до такого жестокого, садистского гнева – он, в конце концов, был ребёнком, пусть сбитым с толку и запутавшимся, поэтому мне следовало простить его. Тем не менее... Я, едва узнавая себя, потеряв всякое самообладание, швырнул его на кровать и начал бить ремнём; мне просто хотелось причинить ему боль и я... Я наслаждался его болью".
Мне знакомо это чувство.
– "Это окончательно сломало Лиланда. А я ощутил облегчение, увидев его эмоции, узнав, что он способен плакать, что он всё ещё отчасти человек. Лиланд внезапно стал таким хрупким, таким маленьким... Я хотел утешить его, но... Голоса внутри меня заглушали разум..."
Итан поднял голову: автобус вдруг опустел, за окнами потемнело. Это же не сон, я ведь сейчас говорю с Ванхорном? Может, снова галлюцинация? – "Я пытался... Остановиться, но очнулся лишь тогда, когда он разрыдался от очередного удара – в первый раз за всё время я увидел настоящий страх в его глазах. Я упивался этим страхом, его уязвимостью; у Лиланда глаза как у его отца – человека, который отнял у меня всё. В тот момент я будто перестал быть собой, будто стал чудовищем..."

URL
2012-09-10 в 22:10 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Итан повернулся и увидел мужчину в маске, тот слегка махнул рукой и его губы растянулись в мерзком оскале.
"Я любил его, Итан, – в голосе Ванхорна звучали слёзы, – я любил, но... Но надругался над ребёнком, моим родным племянником... Ни один ребёнок не заслуживает такой участи". "Так вот почему ты просил не убивать его", – Итан задержал дыхание, но его тело не могло успокоиться: он узнал это ощущение и не мог больше отрицать его. "Запретный плод сладок, – произнёс Демон, растягивая слова. – Лиланд красив, восхитительно зол. Убийство было бы разумнее, но что забавного в смерти? Гораздо, гораздо приятнее будет... – Демон ударил по спинке кресла. – Наказать его". Итан отвернулся. "Я ненавидел себя, – бормотал Ванхорн в телефонную трубку. – Увидев на следующее утро Лиланда настолько избитым, что он даже на ноги не мог подняться, я решил, что без меня ему будет лучше – ведь всегда считая, что Лиланду нельзя доверять, я оказался тем, кому на самом деле верить нельзя. Я хотел убить себя, но мне не хватило духу и, самое худшее, что тогда я понял: это никогда не кончится. Никогда, пока один из нас или оба мы не умрём – слишком велика наша ненависть". "Так почему ты не позволяешь мне убить его? – спросил Итан. – Почему просто не дашь оборвать его ничтожное существование?" – "Я не хочу, чтобы он платил за мои грехи". – "Да, но он в любом случае никогда не был безвинным ". – "Может быть и нет, но я обязан сохранить его жизнь, вот почему пришлось обратиться к тебе". – "Ко мне? Причём здесь я? Что тебе от меня нужно?" – "Я хочу, чтобы ты позаботился о Лиланде". "Эй, стоп! Мы сейчас вообще-то говорим о взрослом человеке, – возмутился Итан. – Ты сделал его жизнь адом, ладно, но он был жестоким с самого начала, а, как известно, бешеных псов стреляют". "Он не животное, – мягко возразил Ванхорн. – Он – человек, разбитый и сломленный". – "Слушай, давно пора было понять: Лиланд не желает меняться и счастлив быть таким, какой есть. Он должен ответить за все свои преступления". – "Так накажи его". Итан закрыл глаза: "Я не то имел в виду". Нет, то. "Лучше уж ему страдать, чем быть убитым. – сказал Ванхорн. – И пусть тогда он пострадает от твоих рук, а не от моих".
"Не будь таким лицемером, – Демон в маске приблизился к Итану. – Сколько раз ты уже надирал ему задницу и знаешь, насколько замечательно это чувство: то, как он вздрагивает от боли, безмолвно принимая её, то, как твои кулаки вбиваются в его тело, ломая его, подавляя сопротивление... Он не зверь, не демон, не что-нибудь ещё, он – человек. Обыкновенный человек. Не в этом ли заключается истинное удовольствие: ощущать абсолютное превосходство, чувствовать себя сильнее, лучше него?"
"Я собираюсь показать, как использовать твою силу, – сказал Ванхорн. – И тебе уже никогда больше не придётся опасаться Лиланда".
"Каково это – увидеть его полное поражение? – не унималась злобная галлюцинация. – Сделать так, чтобы он уже не смог оправиться? Он толкнул тебя к самому краю, так ведь? Всегда такой надменный, такой высокомерный... Разве не занятно будет стать свидетелем его унижения? Ты никогда не просил пощады, ни разу не умолял его остановиться. Как думаешь, а он будет? Интересно, сможешь ли ты сломать его больше, чем он тебя?" – "Так что, пожалуйста, Итан, помоги ему ещё один, последний раз". "Или... Тебе жаль его?" – спросил Демон.
Всё вдруг пришло в движение, и Томас заморгал, затряс головой, пытаясь избавиться от видения. – "Итан? Эй!"
Когда он открыл глаза, вокруг снова было полно людей. – "Да?" – "Ты меня слушаешь?" – "Ладно, я постараюсь. Но никаких обещаний", – он выключил телефон и, шатаясь, вышел из автобуса; остановка оказалась как раз напротив парка.
Возле входа в сад столпились полицейские и агенты в клеенчатых дождевиках. На месте преступления Итан встретил ЛеРу: "Агент Томас, хорошо что ты займёшься этим делом". – "А где наш всемогущий босс?" – "Дорланд? Без понятия, – ответил ЛеРу. – Его нет с самого утра". "Замечательно, – Итан подошёл к трупу. – Посмотрим, что тут у нас". Обезглавленное тело мэра стояло на коленях возле в входа в лабиринт; Томас сделал несколько снимков и послал их Розе. "Слишком мало крови – определённо, убийство было совершено не здесь, – сказала она. – Можешь сфотографировать её шею поближе?" – "Конечно". – "Хм... Голосовые связки вырезаны, но не вместе с головой, а отдельно и достаточно аккуратно", – заметила она. "Эй, агент Томас! Тебе стоит на это взглянуть", – ЛеРу пригнулся к живой изгороди, немного раздвинув ветки, вытащил оттуда лист бумаги и, расправив, протянул его Итану. Когда он увидел эту улику, его охватил сильный озноб. "Это был он", – прошептал Томас. "Кто?" – спросил ЛеРу. "Серийный Убийца Х? Ты уверен? – сказала Роза. – Пришли мне снимки этого документа". Итан сделал это, добавив: "Я видел такие изображения глаз и раньше – это точно один из психотических рисунков Лиланда".

URL
2012-09-10 в 22:18 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Для чего СКХ понадобилось убивать мэра? – задумалась Роза. – Я всегда считала, что его целью были другие серийные убийцы". "Не знаю, но я выбью это из него, – сказал Томас и, включив ультрафиолетовую лампу, начал осматривать место убийства. Пункт первый: найти его. Капли крови вели в главное ответвление сада-лабиринта. "Пойду по следам, – сказал Итан. – ЛеРу, мне требуется поддержка с воздуха, чтобы кто-нибудь мог быстро прийти на помощь, если мне вдруг понадобится подкрепление". – "Уверен, что не хочешь продолжить поиски с вертолета? Не собираешься же ты и в самом деле отправиться туда в одиночку?" – "Именно так я и сделаю". – "Ты ненормальный, агент Томас, – сказал ЛеРу, покачав головой. – Хорошо, я буду наблюдать сверху. Будь на связи и, если что, ты только слово скажи". – "Понял, спасибо". – "Удачи". Итан пожал ему руку, а затем вошёл в сырой, пахнущий землёй лабиринт; это был редкий для стеклянно-бетонного Метро-Сити запах. Дождь прекратился, но небо все ещё оставалось мрачным и пасмурным. Что ты задумал на этот раз, Лиланд? Снова насмехаешься надо мной?
Даже от навигационного устройства в таком тёмном месте было мало толку и Томас вынужден был блуждать между кустов, иногда натыкаясь на спорадические следы крови, без которых он заплутал бы окончательно. Но ничего в этом городе не могло быть так просто, даже прогулка по парку: несколько наркоманов и человекоподобных тварей, дикие и злобные, то и дело неожиданно выскакивали из-за углов. Итан был рад, что у него есть пистолет, но патроны кончились довольно скоро, поэтому в ход пошли кулаки и электрошокер. "Насколько велик этот чёртов лабиринт? – задавался вопросом Томас – запутавшийся, вспотевший и усталый. Он сердито раздвигал кусты, снова и снова сверяясь с навигатором. – Всё это уже похоже на глупый фильм ужасов".
Телефон завибрировал. "Ты что-то обнаружила, Роза?" – спросил Итан. "Нет, не совсем", – нараспев протянул резкий мужской голос. Итан остановился как вкопанный: "Лиланд?" – "Ага, ха-ха-ха. Быстро дошло, господин Томас". Итан огляделся по сторонам, ожидая, что убийца где-то неподалеку: "Откуда ты звонишь? Где ты?" – "Я получил доступ к линии КСО с помощью телефона, принадлежавшего агенту... Кстати, как там его звали? Сейчас посмотрим... Вот, пожалуйста: агент Доусон. Он расстался с этой вещью сравнительно легко. Правда, вместе с рукой". – "Больной урод". "А зачем он, спрашивается, преследовал меня? – сказал Лиланд. – В конце концов не каждый может делать это самостоятельно, подобно тебе. Не очень честно, верно? Ведь не всем так везёт". – "Почему ты убил мэра?" – "Ты же не хочешь просто услышать ответ, господин Томас? Это как разом испортить всё веселье. К тому же мне будет досадно прерывать ваши судмедэкспертные игры с госпожой Энджел. Да, говоря о ней: каким именно видом экспертизы вы занимались в её квартире всю ночь? Это, наверное, было очень увлекательно. А обо мне там хоть что-нибудь упоминалось?" Он следил за мной, чёрт побери. Он всегда, мать его, следит за мной. – "Зачем звонишь?" – "Мне что, уже нельзя просто сказать "привет"? Ну, если что, я хочу поблагодарить тебя за прошлую ночь: ты столь охотно клюнул на слезоточивую историю обо мне и, смею сказать, кажется, она тебя растрогала? Ха-ха-ха, купился, Томас?" "Это не было уловкой, – ответил Итан. – Твой дядя мне всё рассказал".
После долгой паузы раздался глухой, короткий смешок: "Хе. И?" – "И знаешь что?" "Что?" – лениво поинтересовался Лиланд. "Мне тебя не жаль. Ты был убийцей до того, как он поднял на тебя руку. Да, это пиздец, что он тебя изнасиловал, но хочешь знать, что я думаю? Ты сам толкнул его на это". – "Значит, ты утверждаешь, что это была моя вина?" – "Да, утверждаю". "Нет, не верю, – рассудительно сказал СКХ. – Ты пытаешься спровоцировать меня на конфронтацию, не так ли? Твоя тактика вопиюще очевидна, господин Томас". Мне не казалось это настолько уж очевидным. Может, он неожиданно поумнел за ночь? Пришлось придумать другой план: если бы удалось удерживать Лиланда на линии в течение пяти минут, за это время Роза успела бы проследить, откуда сделан звонок и узнать местонахождение убийцы.
– "Даже такой, как ты, не способен обвинить маленького больного мальчика за чудовищные преступления, совершённые его дядей". – "Секунду. Больного?" – "Разве дорогой дядя Малкольм забыл упомянуть об этом? Забавно, ему всегда удаётся найти способ приуменьшить мою отвратительную слабость. Но мало того, что я был его кровным племянником, мало того, что ребёнком, как он считал, поддавшимся Влиянию – мало всего этого, так я ещё и болел на протяжении всего детства". – "Чем?" – "Кто знает? Я, скажем так, легко ломался: был худым, постоянно получал переломы из-за совершенно незначительных ушибов. Много дней пришлось провести в кровати, мучаясь наедине с болью... Вот почему я в основном находился дома".

URL
2012-09-10 в 22:20 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
– "Как ты вылечился?" "Перерос это. Хотя мои кости имеют тенденцию ломаться при значительно меньших усилиях, чем у обычных людей..." – "Отлично. Стало быть, когда ты снова попадёшься, навалять тебе будет куда проще". "Думай как пожелаешь, – послышался щелчок пистолетного затвора. – Но, знаешь, любезный агент Доусон оставил мне не только свой телефон". Великолепно: теперь он еще и вооружён. Продолжай говорить, Томас, держи его на связи. "Я нашёл твой маленький шедевр, – сказал Итан, рассматривая фото на экране своей камеры. – Ты не чересчур стар для таких занятий?" – "Скука – удивительная вещь. Я уверен, что и ты, Томас, вернулся к давним привычкам, страдая от тоски". – "Почему именно глаза? Это знак Оро?"
Через минуту напряжённой тишины, наконец раздалось: "Кто тебе назвал их имя?" – "Ванхорн". "Значит, он вознамерился всё тебе выложить? – Лиланд понизил тон: – Если ты осознаешь свою силу, это поможет вернуть меня обратно, к нему. Ты находишься в его полном распоряжении и готов повязать меня, когда ему будет угодно. Это никогда не закончится, Томас, и он не позволит тебе убить меня". – "Это не ему решать". – "Ну давай, попробуй, и уверяю, мой дядя тут же убьёт тебя".
Итан знал, что СКХ был прав. Они загнали меня в ловушку, в самую середину этой больной семейной драмы. Не могу поверить, что дошёл до такого: слепо мечусь от одного Ванхорна к другому, пытаясь выяснить, какого же чёрта мне самому хочется большего. "До сих пор не пойму, почему я участвую во всём этом дерьме, – сказал Итан. – Эта сила звука, на которой основан культ Оро – я ей обладаю, верно?" – "Да". – "Завидуешь?" – "Терпение. У меня есть дела поважнее, чем трепаться с тобой день напролёт". Итан услышал какое-то шарканье: "Лиланд? Эй, Лиланд! Ну здорово". Он связался с Розой и попросил её отследить последний входящий звонок. Она отослала координаты на его навигатор: оказалось, СКХ находился здесь, в саду-лабиринте, на противоположном его конце. Если только он, хитроумный мудак, не удерёт опять.
Пока Томас добрался до нужного места, разразился настоящий ливень. Остановившись возле сарая дворника, Итан выхватил из небольшой кучи строительного мусора доску и, пригнувшись возле окна, включил ультрафиолетовую лампу; у порога сарая была огромная лужа крови – убийство, несомненно, произошло именно здесь. Мягкая, словно мармелад, земля маскировала шаги Итана; он поднялся на ноги, на мгновение обернулся и увидел Лиланда, замахнувшегося на него лопатой. Томасу удалось блокировать удар, но всё равно это оказалось довольно больно. "Ты что, не можешь просто оставить меня в покое и не соваться под руку? – сердито спросил Лиланд, предприняв ещё одну попытку напасть. – Так нет же, тебе надо во всё влезть, прямо как и моему настырному дяде". Он ещё несколько раз пытался ударить Итана лопатой, пока тот не отобрал её. Лиланд метнулся в сторону, но Томас, бросив в него лопату, сбил убийцу с ног, а затем поднял доску и прижал его к грязной земле. Лиланд злобно бурчал, старался вырваться, но Итан был сильней. Тяжёлый год, прошедший с тех событий, сделал своё дело, дав Томасу преимущество парня, закалённого улицами; он, не теряя времени, безжалостно бил СКХ по лицу, рукам и животу. Лиланд же, в разрезанной рубашке, босой, не спавший с тех пор, как сбежал из госпиталя, был абсолютно не в состоянии драться с кем бы то ни было вообще, не говоря уже о Итане Томасе. Одного не могу понять: почему СКХ не выстрелил в меня, пока была возможность? У него ведь был пистолет мёртвого агента – так зачем было использовать лопату? Может он... Не хочет убивать меня? "А-а-а! Хватит! – закричал Лиланд и, немного извернувшись, врезал Итану коленом в желудок. – Отвали от меня!" – "Нет. Нет!" Они несколько раз перекатились по земле взад-вперёд, отчаянно сражаясь за верхнюю позицию. – "Ты не уйдёшь! Не в этот раз!" – "А-ррр!" Итан ударил СКХ по затылку, почти нокаутировав, Лиланд успокоенно обмяк. Томас заломил руки ему за спину и, крепко удерживая их, огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь, чем можно было связать СКХ.

URL
2012-09-10 в 22:23 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Дурак ты, дурак и пешка", – невнятным голосом пробормотал Лиланд. Он покачал головой, мокрые светло-коричневые волосы налипли на лицо: "Только и делаешь, что носишься да выполняешь приказы моего ненормального дяди". "А ну закрой рот!" – Итан сильно ткнул его кулаком в спину. Слегка недоумевая, почему агентам КСО не выдают наручники, он наконец снял ремень; мгновение его глаза блуждали по телу СКХ и то странное ощущение вновь пронизало Томаса. Лиланд, должно быть, тоже что-то почувствовал: оглянувшись через плечо, он поймал этот взгляд и быстро нахмурился, придав лицу угрюмое выражение: "Ты..." "Что?! Надеялся, что я просто позволю тебе и дальше делать всё, что заблагорассудится, а?" – Томас крепко связал ремнём руки СКХ, слез с него и, поднявшись, перевернул убийцу носком ботинка. Лиланд впечатлённо уставился на Итана: "Хм, ты действительно очень изменился". Томас наступил ему на плечо и, игнорируя злобные комментарии в свой адрес, позвонил Розе, а затем ЛеРу. "Помню нашу первую встречу год назад: ты так легко потерпел поражение, – продолжал Лиланд. – Помню ужас и растерянность, что были в твоих глазах. Наверное, ты до сих пор растерян, но уже не настолько. Ты стал другим. Улицы, город... Они проникли в твою кровь, правда?" Итан потёр голову: он убил бы сейчас за выпивку. "Помнится, когда я вырвался от моего сверхзаботливого дяди, первое время пришлось жить на улице, – сказал Лиланд. – Это заставляет отбросить всю пустую человеческую мораль и притворство. Неприглядная честность... Не знаю, как тебе, а по мне так это удивительно освежает". Итан посмотрел на него сверху вниз: "Ты жил на улице?" "Да, ошивался по трущобам, барам... В чём также и ты преуспел, – Лиланд гадко ухмыльнулся. – Так много уродливой правды, одетой в грязь и гниль – мне очень нравилась такая жизнь, хотя было довольно одиноко целыми днями читать об убийцах и их преступлениях. А потом я нашёл тебя". Итан убрал ногу с СКХ и опустился на колени рядом с ним. "В твоей черепушке разыгрался какой-то неадекватный любовный бред, – Томас постучал ему по лбу. – И меня это бесит". Лиланд попытался сесть, но, избитый и связанный, не смог этого сделать и тоскливо вздохнул: "Меня тоже, господин Томас". – "Откуда эта одержимость мною?" – "Ты был полезным инструментом, вот и всё". – "Нет, не всё: ты следил за мной, минуя запреты Ванхорна, а затем отыскал меня и начал преследовать. До сих пор преследуешь". "Ты... Интересен мне. Не ты лично, – поспешно поправился Лиланд, скользнув глазами по шее Итана, – а все вы, обладающие этой силой. Те, кто с помощью голосовых связок может разрушать физическую материю: Сирена, ты, мой дядя..." "Голосовые связки? – Томас, удерживая мужчину на месте, поднял его. – Голосовые связки мэра бесследно исчезли. Где они?" СКХ кивнул в сторону сарая. – "Она была одной из них, верно?" – "Возможно". – "Среди Оро есть столь влиятельные люди?" Всё начинает складываться в единую картину: тьма, накрывшая город, манипуляторы, наблюдатели... Они здесь? Они везде? Неустанно следят...
Над ними завис вертолёт, оттуда сбросили верёвочную лестницу; Лиланд пнул Итана и рванулся прочь. "Хватит игр, – потребовал Томас. – Пошли". Внезапно поступил ещё один вызов от Розы: "Итан? Ты там? Слушай, я разузнала местонахождение Ванхорна. Можешь отправиться туда сразу после того, как доставишь СКХ назад". "Спасибо, Роза", – поблагодарил её Итан, хотя в этот момент ему было сложно сосредоточиться: глаза Лиланда ехидно мерцали и это очень злило. Томас ударил его по лицу, поставив который уже синяк: "Двигайся давай".
Из-за того, что руки СКХ были связаны, Итану пришлось поддерживать его, когда они полезли по лестнице. Необходимость находиться близко к нему просто убивала, особенно теперь, когда Лиланд, казалось, заинтересовался этим. "Он хочет твоей помощи? Чтобы ты защищал его от меня, – сказал СКХ. – А ты этому и рад, Томас? – он наклонился к уху Итана. – Тебя заводит избивать меня? Быть победителем? Да?" Он знал, что Итан не может ударить его на лестнице, и широко улыбнулся, увидев помрачневшее лицо агента.

URL
2012-09-10 в 22:27 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Я всё ещё нуждаюсь в тебе – вот почему твоя жалкая жизнь пока продолжается, – объяснил Лиланд. – Но ты... Зачем ты оставил меня в живых? Ведь это не только из-за просьбы дяди, я прав? Ты чего-то хочешь от меня, да? И чего же, Томас? Да это и так понятно, что тр..." – он соскользнул, оступился и почти упал – Итан схватил его, инстинктивно притянув к себе, крепко прижал к груди. Их глаза встретились; Лиланд самодовольно усмехнулся, увидев, что его слова попали в точку. "Заткнись, – зашипел на него Томас. – Или я, нахер, сброшу тебя!" – "Не сбросишь". Итан грубо пихнул его вверх: "Пошёл, шевелись, блядь!" – он толкнул Лиланда ещё раз, ударив по пояснице. СКХ оглянулся и пнул его в лицо голой грязной пяткой; Итан проклял всё на свете, но мало что мог сейчас предпринять по этому поводу. Как только они оказались на борту вертолёта, Томас швырнул мужчину на пол, к стене. ЛеРу посмотрел сначала на СКХ, потом на Итана: "Это он?" "Да, Лиланд Ванхорн собственной персоной, – сказал Итан, агрессивно дёрнув СКХ за волосы. – Скажи "привет", Лиланд". – "М-м-м". "Полегче, Томас", – к ним подошёл Дорланд и оттолкнул Итана в сторону. "Ты сочувствуешь этому отморозку?" "В отличие от некоторых, я всё ещё верю в правосудие, – Дорланд повернулся к Лиланду: – Садись". Итан взглянул на убийцу, ожидая, что тот начнёт пререкаться или как-то иначе выказывать неповиновение, но, к его ужасу, Лиланд на самом деле, словно верный пес, послушно упал на пол. Глаза СКХ заискрились такой неподдельной жадной завистью, какая обычно относилась только к Итану или Малкольму.
Дорланд. Он один из Оро. Неудивительно, что он хочет моей смерти.
"Мы подобрали Дорланда по пути сюда, – сказал ЛеРу. – Он направлялся к месту преступления, но теперь, когда мы нашли убийцу, это может и подождать". Лиланд, спокойно сидевший и не сводивший глаз с Дорланда, очень обеспокоил Итана, но он не осмелился задавать ему вопросы при всех, а Лиланд был слишком умён, чтобы завязывать разговор в подобных обстоятельствах.

URL
     

Музыкальная шкатулка отчаянного Эшфорда

главная