08:20 

Не прошло и полгода

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Название: Никогда не поздно
Автор: Kasviel
Переводчик: Mila Rosa
Оригинал: тут
Разрешение на перевод: Есть, а как же
Бета: самобета, но если заметите какого-либо рода ошибки, то, пожалуйста, сообщите мне об этом хоть в какой угодно грубой или вежливой форме, потому что меньше всего на свете мне хочется наводить тень на любимого автора и ОТП своими тупыми очепятками
Пейринг: Итан Томас/Лиланд Ванхорн (СКХ)
Жанр: hurt/comfort, angst
Рейтинг: R
Размер: миди
Статус: ссылка на предыдущие 1–5 главы
А здесь у нас 6–10 главы
Дисклеймер: игра принадлежит разработчикам, фик – автору
Предупреждение: AU, спойлеры, обсценная лексика, смерть персонажей, нон-кон, упоминание насилия над детьми, всяческое членовредительство
Саммари: Действие происходит после событий первой части: Итан следует совету Малкольма Ванхорна и преодолевает искушение застрелить Серийного Убийцу Х, которого вместо этого отправляют на добровольно-принудительное лечение сами-знаете-куда. Но год, проведенный в постоянных сомнениях, заставляет Итана вновь и вновь жалеть о принятом решении. Сможет ли Томас исправить свою ошибку или снова станет жертвой сумасшедшего убийцы?
Примечание переводчика: всё то же, что и в прошлых главах, инджой. Огромный привет братцу Киллджою!
Фик в комментариях.

@музыка: I can't stop hurting you until your ideology is crushed and broken, crushed and broken

@настроение: I can't stop hurting you until the hurt pours out of me, I can't stop till you're crushed and broken

@темы: Слэш, Повествование, Переводы, Condemned Mental Sex Origins, 18+ или Детишки, читайте лучше Чехова

URL
Комментарии
2012-10-25 в 12:42 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
6

Как только вертолёт приземлился у здания Бюро, Итан поручил СКХ агентам; жизни Малкольма Ванхорна больше ничто не угрожало, однако он всё ещё должен был дать все те ответы, которые обещал.
В холле Томас встретился с Розой, наблюдавшей за тем, как Лиланда уводят в комнату допросов – поравнявшись с ними, он безмятежно улыбнулся обоим. "Трудно поверить, что СКХ – жертва, – прокомментировала это Роза, слегка отшатнувшись. – Он такой жуткий". "Лиланд не жертва, – возразил Итан. – Может быть, и был когда-то, но только не теперь". – "Ладно, не важно. В общем, на аэродроме тебя ждёт небольшой самолёт, он будет готов примерно через полчаса". – "Примерно?" – "А прогноз погоды тебе не узнать?" – "Хорошо, хорошо, я пока приму душ и чего-нибудь выпью, чтобы скоротать время". Роза кивнула и они разошлись.
Энджел смотрела вслед быстро удаляющемуся Томасу и размышляла, насколько мало он сейчас похож на агента ФБР. Бедный парень прошёл через ад и обратно. Надеюсь, он всё же найдёт то, что ищет. Просто каждый раз, когда он обнаруживает что-то новое, ему становится ещё хуже, чем прежде. Интересно, а есть ли вообще хоть какое-то вразумительное объяснение всему происходящему...
***

В комнате с маленькой металлической дверью Дорланд остался наедине с СКХ; ЛеРу ждал снаружи, наблюдая за ними через стекло.
"Обычно мы предпочитаем не связываться со всякими дефективными подонками, – говорил Дорланд, – но на тебе решили задержаться немного дольше, – он хлопнул обеими ладонями по столу, прямо перед Лиландом, неприятно близко наклонившись к нему. – Чего ты добиваешься?" Лиланд помрачнел: он знал, что Дорланд имеет большое влияние среди Оро, и не стоило рисковать, конфликтуя с ним.
Самодовольные ублюдки. Они распоряжаются городом так, будто он уже их собственность. И не только Метро-Сити – они хотят прибрать к рукам всю страну, да и... Почему нет? Этот человек способен убить меня прямо здесь, за несколько секунд, с помощью той невидимой силы. И он не встретит никакого отпора, не будет никакой драки. Ничего. Только моментальная смерть.
Боже, как я хочу эту силу!

"Собрался изучать нас, не так ли? – Дорланд, заложив руки за спину, ходил по комнате. – Вот почему, обезглавив мэра, ты забрал голосовые связки и металлические детали из её горла. Можешь изучать что угодно и сколько угодно, Лиланд, но подлинная сила никогда не будет твоей". "Она и твоей не была, – парировал Лиланд. – Поначалу. Думаешь, я не заметил, что у тебя всё время прикрыта шея? Тебе дали эту силу. Теперь они могут и это". "Тем не менее они никогда не дадут её ребёнку предателей, – усмехнулся Дорланд. – Ты потерял это право, когда твой дядя похитил тебя". "Как будто я сам этого не знаю, – с тоской сказал Лиланд. – Но я могу заслужить её: позвольте мне помочь вам". – "Мы не нуждаемся в одолжениях от такой бесполезной дряни, как ты". "Я единственный, кто может добраться до Томаса, – заметил СКХ. – Ты отлично знаешь, что это так". Дорланд вздохнул, а затем кивнул своим мыслям: "Да, у Томаса с тобой сейчас... Скажем так, странного рода отношения. Ты можешь убрать и его, и своего дядю, таким образом убив сразу двух птиц одним грязным камнем". – "Точно". Чертовски твёрдым грязным камнем, уёбок. "Мэр была сентиментальной дурой, желавщей сохранить Томасу жизнь, чтобы потом распоряжаться его способностями, – сказал Дорланд. – Эта эгоистичная сука, вероятно, надеялась воспользоваться им для своих собственных нужд так же, как и Фаррелл. Они слишком ослеплены алчностью, чтобы увидеть, что Томас уничтожит нас, едва осознает свою мощь – тебе больше, чем кому-либо другому, известно, насколько он неконтролируем". – "А ты знаешь, что мой дядя не сегодня-завтра собирается научить его применять силу Оро?" "Что?" – в голосе Дорланда появилась тревога. – "Томас скоро вылетает в горы – там находится один из домов дяди. Малкольм планирует дать огласку всей известной ему информации". – "Проклятие, из-за этого долбанного Фаррелла мы не успеем добраться туда раньше Томаса..." – "Я могу остановить его". Дорланд нахмурился. "Выпусти меня отсюда, – попросил Лиланд. – Я спрячусь на самолёте, выжду удобный момент и... У меня получится разделаться с обоими. Я уже серийный убийца, а для твоих агентов нет никаких причин марать руки". – "Твоя цена за эту услугу?" "Думаю, ты и так догадываешься, – улыбнулся Лиланд. – Я хочу это – то украденное, что принадлежало мне от рождения..." "Посвящение в Оро, – Дорланд задумался на несколько минут. – Хорошо, Лиланд. Если ты избавишь нас от своего слишком умного дяди и этой раковой опухоли, называемой Лекарством, то, пожалуй, мы примем тебя к нам". Лиланд торжествующе поднял голову. – "Но если провалишься, то будешь заперт до конца жизни, понятно?" – "Вполне, агент Дорланд". – "Пошли", – Дорланд схватил его за плечо и вывел из допросной. Лиланда бесило, что его волокут, словно буйное животное, но свобода стоила того.

URL
2012-10-25 в 12:51 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Дорланд, чтобы избавиться от присутствия ЛеРу, послал его писать отчёт, и дальнейший путь они продолжили в одиночку; в одном из пустых залов задней части здания Бюро Дорланд развязал СКХ.
На улице агент толкнул Лиланда в сторону взлётно-посадочной полосы: "Теперь действуй по собственному усмотрению, СКХ".
Лиланд отыскал самолёт и поднялся на борт; там он, согнувшись, спрятался в тени, среди парашютных сумок, и стал ждать. Металлический пол был жёстким, но для мужчины, проведшего двое суток на ногах, это было настоящим облегчением. Он полуприлёг, опустив голову на парашют, и его глаза начали тяжелеть и закрываться.
Лиланд отключился от реальности и перенёсся в место за пределами города, в дом, где он вырос. Словно в тумане бродя из комнаты в комнату, СКХ чувствовал нарастающее бессилие, будто снова вернувшись в то слабое тело ребёнка. В гостиной Лиланд увидел болезненно худого подростка, неподвижно стоявшего в центре комнаты. Он обернулся и взглянул на СКХ испуганными глазами. "Нет, только не ты, – забормотал Лиланд. – Тебя нет. Нет! Оставь меня в покое". Мальчик, ничего не сказав, отвернулся; вспыхнул яркий свет, и они очутились в старой комнате Лиланда, стены которой были покрыты, словно в горячке нацарапанными, изображениями глаз и разными бессмысленными словами. Мальчик, обняв колени, сидел на кровати, одна его нога была в гипсе.
Сколько дней он провёл дома, не способный подняться, не в силах выйти куда-нибудь, просто уставившись на пустоту снаружи... Время тогда текло нереально медленно, и в бесконечной тишине он множество раз успел обдумать все вещи. Хотя Лиланд выглядел опустошённым, но из глубины его души вновь начинал подниматься гнев вместе с болью, от которой он до сих пор никак не мог избавиться. – "Уходи, уходи прочь". – "Почему ты делал мне больно?" Подняв голову, Лиланд увидел стоящего в дверном проёме Малкольма – мальчик обращался к нему. – "Я никогда не хотел этого". "Но всё же делал так, – ребёнок потемневшими глаза смотрел на Ванхорна. – Делал". – "Влияние Оро усилилось, а я... Мне казалось, что я справлюсь..." "Ложь, – возразил взрослый Лиланд. – Если бы это было так, то твои оправдания имели бы хоть какой-то смысл, но Оро... Их действия могут только усугублять то, что уже и так было, а не создавать новое. Это не их рук дело". Когда Лиланд говорил, мальчик эхом повторял все его слова. "Нет, нет! Заткнись! Тебя больше не существует! – закричал СКХ, и на этот раз ребёнок хранил молчание. – Я убил тебя!" "Лиланд, что я могу сделать? Что могу сказать? – спросил Ванхорн. – Никакие слова не искупят моей вины". "Ты можешь дать мне что-нибудь, – ответили ему оба Лиланда. – Я хочу твоей крови, старик. Этого мне будет вполне достаточно". Впервые за последние несколько минут Малкольм обратил взор на своего взрослого племянника; свет ещё раз озарил комнату, и обстановка опять поменялась – теперь они были в горах, в другом доме Малкольма, куда он иногда привозил Лиланда отдыхать. "Успокоит ли тебя моя смерть? – спросил старший Ванхорн. – Может ли хоть что-то утолить твой убийственный голод?" "Только моя собственная смерть. У меня больше нет ничего, ради чего стоит жить, но жажда мести не отпустит меня", – ответил Лиланд. "После той ночи я понял, что моя жизнь оборвётся от твоих рук, но я не позволю убить себя, пока ты всё ещё нуждаешься в моей помощи". "Я никогда не нуждался в тебе, – огрызнулся СКХ. – Это ты нуждаешься во мне. Тебе нужно было, чтобы что-то или кто-то стал целью твоей жизни, и на мне ты отыгрывался за гнев и пустоту, оставленные Оро. Я был просто грязным инструментом, который ты использовал для оправдания своего жалкого существования". – "Я любил тебя, Лиланд. До сих пор люблю". – "И ненавидишь". – "Нет, даже в самые сложные моменты, даже когда причинял тебе боль, я ни разу не чувствовал ненависти". Лиланд искал в его глазах ложь и не находил. "Не думай, что это заставит меня разжалобиться, – сказал СКХ. – Я тебя ненавижу и никогда не буду ощущать к тебе ничего, кроме отвращения и презрения". "Я заслужил всё это, – печально согласился Ванхорн. – Всё то, что ты делаешь со мной". Лиланд скрестил руки: "Отлично, тогда ты будешь лёгкой мишенью". "Боюсь, что нет, – Малкольм покачал головой. – Тебе известна моя трусость и инстинкт самосохранения. Мне жаль, но я не хочу умирать, и моя... Эгоистичная сторона моей натуры не позволит тебе убить меня". "Ни одна из твоих сторон не будет иметь никакого значения, когда я распорю тебя сверху донизу, – злобно сказал СКХ. – Нет влияния или воли сильнее моей. Я разорву тебя на части". "Не сомневаюсь, ты будешь очень стараться. Не хотел этого говорить, но... По крайней мере, если я проиграю, если погибну, то... Ты всё же не останешься угасать в одиночестве".

URL
2012-10-27 в 11:18 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Лиланд смерил его странным взглядом: "Что это означает?" – "Думаю, ты сам знаешь". "А, под этим подразумевается твой протеже Итан Томас? – усмехнулся СКХ. – Ты с самого начала присмотрел его на своё место, да? Только так тебе можно будет спокойно уйти в мир иной – зная, что меня оставили в живых для издевательств". – "Нет, Лиланд..." "Да! – взорвался вдруг убийца. – Ты желаешь лишь одного: чтобы меня заперли в клетке и били, как животное. Я стал слишком силён, а ты слишком стар для того, чтобы продолжать нашу маленькую игру. Тебе невыносимо было видеть меня здоровым и счастливым, поэтому ты и нашёл кого-то сильнее себя, сильнее меня..." – "Я хочу только, чтобы о тебе кто-нибудь позаботился, Лиланд. Ты избегал всего мира, а теперь удивляешься, что остался один; ты прятался от каждого луча света, и сейчас недоумеваешь, почему вдруг оказался во тьме. Тебе нужен кто-нибудь – разве ты не видишь этого? Ты, я, Итан – наши жизни разрушены Оро, мы никогда не будем счастливы, но хотя бы можем попытаться выжить с помощью друг друга". "Ты меня вообще слышишь? – пробурчал Лиланд. – Мне не нужна помощь! Я не хочу ничьей помощи!" – "Может быть, Итан сможет укротить тебя". "Ты спятил?! – засмеялся СКХ, скрывая этим смехом отчасти возмущение, отчасти тревогу. – Укротить меня? Я не зверь, чёрт побери! Не чудовище, которым ты меня выставляешь перед всеми. Что не так с моей жизнью? Что? Я на том же пути справедливости, что и Томас". Ванхорн сочувствующе взглянул на него. "На том же, – сердито повторил Лиланд. – Раньше я мог бы согласиться с обратным, но теперь... Как долго ещё эти правила и мораль смогут его сдерживать? Всего лишь за год он столько раз успел омыть руки кровью умирающего города, и Томасу нравится эта агония – я вижу по его глазам. Неужели ты считаешь, что он вечно сможет это отрицать?" – "Грань очень тонка, но, думаю, Итан способен удержаться. Или по крайней мере справиться с этим лучше, чем я". "Он убьёт меня или я убью его, – сказал Лиланд. – Ты настолько слеп, что не видишь правды? Итан и я ввязались в ту же садисткую игру, что и мы с тобой, только хуже: я уже не слабый ребёнок, мы – два взрослых сильных человека, которые ненавидят друг друга. Мы можем потратить недели, может быть, годы, или десятилетия, заставляя друг друга страдать всеми известными людям способами, но всё равно, исход будет один: кто-то из нас умрёт от руки другого". – "Значит, прогноз тот же, что и с нами?" Лиланд вздохнул, ссутулившись: его всегда донельзя выматывали попытки урезонить своего дядю-идиота. Если бы это не было всего лишь ещё одним из снов или галлюцинаций, то СКХ давно бы атаковал Ванхорна. "Ты так и не понял, – Лиланд в отчаянии схватился за голову. – Никогда не понимал. И не поймёшь: не будет никакого счастливого конца. Почему ты так непроходимо глуп? Почему?" "Лиланд", – рука Ванхорна потянулась к его плечу, но СКХ злобно отмахнулся: "Не прикасайся ко мне! Не..." – он огляделся по сторонам и очертания окружающего мира стали бледнеть и стираться. Где-то среди деревьев он увидел ребёнка, не сводящего с него внимательных глаз. – "Оставьте меня в покое, вы оба! Уходите!"
Всё потемнело и Лиланд проснулся, со стуком упав с парашютных сумок на холодный пол. Потирая глаза, мужчина сел, несколько смущённый проявленной из-за кошмарного сна слабостью. Он прислонился к стене, тихо выдохнув.
Скоро всё закончится, очень скоро. Как только я найду дядю...
7

В передней части самолёта Итан дремал неглубоким беспокойным сном: перед взлётом агент, зная, что впереди ждёт множество трудностей, нагрузился спиртным настолько, насколько способен был.
– "Ты страшишься правды, не так ли?" Итан открыл глаза и обнаружил Алкогольного Демона, сидевшего на месте пилота – настоящего же пилота нигде не было видно. "Ведь ты не глупый человек, – продолжал Демон. – и, я уверен, уже догадался, кто они такие. И кто ты сам". – "Нет, нет, я..." "Да, да, – Демон приблизился к Томасу, и холодной, как у трупа, непохожей на реальную плоть, рукой повернул его лицо к себе. – Помнишь свой прошлогодний рентгеновский снимок? Затемнённые голосовые связки, необычайно высокая плотность костной ткани... Твои родители знали Малкольма Ванхорна? Восхищение Лиланда, ненависть Дорланда, и ты, как связующее звено между ними и вещами, которые ты постоянно видишь... Ты знаешь причину всего этого". "Я не такой, – сказал Итан, оттолкнув его. – Нет! Не говори, что я один из них!" "Тебе не удастся вечно бежать от этого. Или ты хочешь попробовать?" – Демон облокотился на штурвал и самолёт начал резко снижаться.

URL
2012-10-27 в 11:25 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Всё может завершиться сейчас. Которым по счёту будет этот шанс? Четвёртым? Пятым? Лиланд в грузовом отсеке, если желаешь знать". Итан с тревогой оглянулся на дверь: "Что?" – "Тебе, быть может, больше никогда не представиться возможность встретиться лицом к лицу с жестокой правдой и прикончить Серийного Убийцу Х. Что думаешь по этому поводу?" Томас молчал, наблюдая за тем, как самолёт падает в небытие. – "Двух птиц одним камнем". "Нет!" – Итан проснулся и, к его ужасу, лётчик был уже мёртв. Автопилот работал, но уровень топлива стремительно приближался к нулю. Томас врезался спиной в маленькое складовое помещение и, разумеется, там, на полу, сидел Лиланд; преступник, с немного опустившейся от удивления челюстью, поражённо уставился на него. "Ну, господин Томас, – всё ещё потрясённым голосом произнёс СКХ и поднялся на ноги. – Как ты догадался?" Итан надвинулся на Лиланда, заставив его отступить на несколько шагов. Я всё равно умру. Так к чему отказывать себе в удовольствие понаблюдать, как этот мусор умирает чуть дольше и мучительней? – "Томас?" Итан бросился на него и швырнул на пол; противники боролись, но Томас был сильнее, чем обычно, он дрался, как одержимый, блокируя каждый удар Лиланда. СКХ закричал, почувствовав треск рёбер, и схватился за бок. "Что, чёрт возьми, с тобой происходит? – с трудом выговорил он. – Блин... Ты что, собираешься убить меня?" – "Да".
Впервые Итан увидел вспышку ужаса в глазах Лиланда; мужчина пытался сбросить его, но не мог. Томас навис над ним и, держа руки на горле СКХ, наклонился ближе к его лицу – оба с яростью уставились друг на друга. "Пилот мёртв, – сообщил ему Итан. – У нас считанные минуты, чтобы либо спрыгнуть с парашютом, либо сдохнуть. И знаешь что?" Лиланд поморщился, когда мускулистые руки сдавили его горло крепче. "Я не позволю тебе уйти, – твёрдо сказал Томас. – Не в этот раз. Ты умрёшь прямо здесь, прямо сейчас". СКХ предпринял ещё одну безуспешную попытку освободиться: "М-м-м... Итак, дело дошло до этого?" Итан сжал его шею сильней, Лиланд задрыгал ногами, молотя босыми ступнями об пол: "Ты... Ты же сказал, что не будешь останавливать меня". Томас посмотрел на него. "Ты сказал, что если это правда, то ты не станешь мне мешать! – кричал СКХ. – Сказал, что позволишь мне убить дядю!" Итан покачал головой: "Если я отпущу тебя, то могу никогда не поймать больше. Слишком много людей пострадают..." – "Сектантов и серийных убийц? Тебя серьёзно волнует их судьба?" – "Нет! Но я не собирался связываться со всем этим! Я не намерен продолжать участие в ваших извращённых играх, чёртов ты урод! С меня хватит! Я больше не могу!" Лиланд закашлялся и ударил его по рукам, но это оказалось безрезультатным. "Я знал, что так случится... Знал, – сказал убийца, тяжело дыша. – Я говорил, мой дядя исполь... Ха... Ха-ха... Я знал... Я... – кашель перешёл в хрип. – Знал, что так оно и будет..."
Итан нахмурился; всё потемнело и замедлилось, пальцы сжались, и Томас ощутил волну удовлетворения, накрывшую его от осознания того, что Лиланд задыхается в его руках. Странный статический шум заполнил уши, и зрение пошло чёрно-белой рябью. Томас поднял глаза и увидел наблюдающего за ними ребёнка. Лиланда.
Голоса в голове Итана слились в один спутанный оглушительный хор.
– "Зачем ты огорчаешь меня? Почему просто не можешь делать так, как тебе велят?"
– "Мы ненавидим друг друга и всегда ненавидели – вот в чём правда".
– "Я был ребёнком. В чём я провинился, чем заслужил всё то, что со мной сделали?!"
– "Откуда тебе знать? Вдруг он играет с тобой?" – "Это не в его стиле. Он не из тех, кто давит на жалость подобными рассказами, а эта вспышка откровенности – думаю, он и сам был не рад ей". – "Это печально".
Итан вспомнил о жалости в глазах Розы. Так почему же он не способен почувствовать что-то похожее? Ведь это было бы вполне нормальное, обычное человеческое сопереживание, разве нет?
Лиланд перестал сопротивляться – это было слишком больно. Несмотря на то что СКХ давно осознал, какой конец его ждёт, сейчас он выглядел ошеломлённым. Наверное, какая-то часть его сознания всё же надеялась, что Итана что-то остановит. Что-то... Что?
– "Я любил его, Итан, но... Но потерял всякий контроль, мне просто хотелось причинить ему боль и я... Я наслаждался его болью". – "Мне знакомо это чувство". – "Это окончательно сломало его. А я ощутил облегчение, увидев его эмоции, узнав, что он способен плакать, что он всё ещё отчасти человек. Лиланд внезапно стал таким хрупким, таким маленьким... Я хотел утешить его, но голоса внутри меня заглушали разум..."
– "Я любил его, любил, но... Но надругался над ребёнком, моим родным племянником... Ни один ребёнок не заслуживает такой участи".

URL
2012-10-27 в 11:30 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Томас расцепил пальцы. Судорожно ловя ртом воздух, Лиланд схватился за шею; он извивался под Итаном, который придавливал его к полу. Томас чувствовал отчаяние СКХ так же ясно, как ощущал корчащееся под ним тело. "Слабак", – с презрением произнёс Лиланд. Итан взглянул на него сверху вниз. – "Ты не смог этого сделать".
Сжав кулаки, Томас снова атаковал Лиланда. Тот больше не защищался: у него сильно кружилась голова, а удары Итана сыпались без остановки, один за другим, прожигая невыносимой болью. Томас вздёрнул его на ноги и швырнул об стену, не переставая бить; казалось, на СКХ не осталось живого места ни снаружи, ни изнутри, но он не издал ни единого звука, принимая удары с угрюмым смирением.
Наконец Итан отбросил его в сторону. Лиланд приподнялся на руках и коленях, но встать не смог, рот заполнился солёной жидкостью, лицо опухло от синяков. Он посмотрел на капающую кровь, на свои грязные трясущиеся руки, и поднял взгляд на Итана: "Мы падаем... Мы вот-вот разобьёмся". "Мне плевать", – Томас опустился перед СКХ на колени и сгрёб его волосы в горсть – Лиланд скривился, жалея, что не было времени сбрить их все к чёртовой матери. "Почему ты не убил меня? – осуждающе спросил он. – Почему?" Итан увидел другого себя, прислонившегося к противоположной стене. Альтер эго воздержалось от реплик, сейчас этого совсем не требовалось.
Томас не осознавал, что движется до тех пор, пока не ощутил вкус Лиланда: всё ещё держа его за волосы, Итан агрессивно целовал СКХ, жадно пробуя его кровь. Лиланд пытался протестовать, но Томас крепко удерживал мужчину на месте, исследуя языком его рот с отвращением и возбуждением одновременно.
Они покатились вниз, врезались в заднюю стенку самолёта. "Мы погибнем! – крикнул СКХ, когда Итан на мгновение прервал поцелуй. – Мы..."
Чувство было настолько сильным, что, казалось, оно, обрушившись всем своим громадным весом, грозило раздавить их в любую секунду. Лиланд зажмурился, его смятение нельзя было передать словами. Он не понимал даже хочется ли ему спасти свою жизнь. СКХ не знал, ненавидел он Итана, хотел его, или и то, и другое, или всё сразу. Никто никогда не целовал его. Ни разу. Даже дядя. По крайней мере не так. Нелепость того, что этим первым стал Итан почти заставила его рассмеяться... Или заплакать.
– "Мы не умрём. Не сейчас".
Лиланду следовало назвать его глупцом, попытаться оттолкнуть, попробовать покинуть самолёт, пока ещё была возможность. Но СКХ этого не сделал: почему-то он поверил Итану.
А потом всё взорвалось.
8

Томас очнулся в снегу, голова адски гудела и раскалывалась. Он поднялся, потирая виски; неподалеку догорали обломки самолёта. Агент тупо побрёл вперёд и споткнулся об тело пилота. Лиланда поблизости нигде не было видно, только цепочка грязных следов, ведущих от места крушения, сообщала о том, что СКХ тоже жив. Не знаю, радоваться этому или огорчаться. Грёбаный идиот... Опершись спиной о высокую сосну, Итан уставился в небо. Шёл мелкий снег, белые хлопья тихо кружились над безмолвным лесом и величественными горами, взиравшими на смерть и огонь с вечным суровым хладнокровием.
Я поцеловал его. Неужели правда... Да какого хрена со мной творится? Итан со всей силы стукнулся о дерево позади него и устало закрыл глаза. Я вообще себя не узнаю. Всё точно как сказал Ванхорн: это проникает внутрь, меняя тебя полностью. Но в одном он всё-таки ошибался: это не похоже на одержимость, навязанную кем-то другим, эта одержимость рождается в душе, в моём сердце, по моей собственной воле. Я сам хотел его. Я целовал его. Влияние лишь заставляет поддаться тому, чего ты уже желал; оно устраняет барьеры, сдерживающие нас, стирает правила, которые люди устанавливают, чтобы не переходить границы нормальности.
Нормальность. Ха. Всё равно я никогда не знал её. Так же, как Лиланд, Малкольм, мои родители, Сирена, Дорланд, мэр.... Я падаю в ту же бездну, что и они. Нет, не так – я сам дошёл до края, сам бросился в пропасть. Нормальный человек не стал бы связываться с Лиландом. Я должен был быть напуган и подавлен, но вместо этого разозлился. Я искал его и нашёл, одержал над ним победу, пристрастился к опасной игре, которую он раньше вёл в одиночку.
Вот почему я никогда не покидал Бюро, вот почему не убил Лиланда – я сам это выбрал.

Итан открыл глаза и его зрение прояснилось; над лесом кругами носились чернильно-тёмные вороны.
Я должен положить этому конец. Закончить всё... Или продолжить играть.

URL
2012-10-27 в 11:35 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Он открыл телефон: "Роза?" – "Итан? Как прошёл полёт?" Он оглянулся на догорающий самолёт: "Прекрасно. Мне даже удалось выспаться". – "И? Вы уже приземлились у особняка Ванхорна?" – "Нет, по правде говоря, я слегка заблудился. Оставайся на связи, хорошо?" "Конечно", – согласилась Роза. Завершив разговор,
Томас пошёл по следам Лиланда; тот в какой-то момент, видимо, сообразил, что выдаёт себя, и следы резко оборвались.
Итан бесцельно блуждал между деревьев, почти желая потеряться окончательно, потому что холод пронизывал его насквозь, отвлекая от тягостных размышлений. В лесу то и дело встречались кровавые пятна разной величины и куски человеческих тел; в воздухе витал неестественный запах разложения, однако, к счастью, по пути Итану не повстречалось ни бандитов, ни монстров.
Наконец он пришёл к дому; заметив какое-то движение в сарае, Томас решил исследовать это небольшое здание в первую очередь.
В подвале он вполне ожидаемо обнаружил труп и, после тщательного анализа улик, Итан с Розой сделали вывод, что убитый был агентом КСО. – "А что здесь забыли агенты КСО?" "Они дежурят ниже, у подножия горы, но нет никаких известных мне причин, по которым они могли бы оказаться на территории частной собственности Ванхорна, – задумчиво ответила Роза. – Хм, странно... В последнее время Бюро не поручали ни одной миссии в этом районе. Если вспомнить, последнее задание в данной области у нас было полтора года назад". – "Дорланда случайно нет поблизости?" – "Нет, а что?" – "Просто любопытно. Спасибо, Роза". – "Не за что". Как только он закончил звонок, потолок над ним заходил ходуном. Итан посмотрел вверх: что-то тяжёлое и злобное свирепствовало там, этажом выше. Томас быстро огляделся вокруг в поисках какого-нибудь оружия.
Вдруг кто-то налетел на него, в тусклом свете грязной лампочки блеснуло лезвие. Он увернулся и, сделав круг по комнате, вновь на кого-то натолкнулся. – "Лиланд?" СКХ выглядел испуганным, но явно не из-за появления агента. Убийца, ничего не ответив, поднял глаза к трясущемуся потолку. "Что там такое?" – спросил Итан, уверенный, что СКХ в курсе этого. Лиланд опустил нож и с мрачным лицом отвернулся – что бы за существо там ни было, он не был в состоянии встретиться с ним, хотя и не желал признавать своё бессилие. – "Слушай, Лиланд, насчёт того..." – "Забудь об этом на время: есть куда более важные вещи". – "Ладно, так ты скажешь мне, что за "более важные вещи" ждут нас наверху?"
Лиланд вернулся в кресло, с которого только что соскочил, и снова принялся неизвестно откуда взявшимся бинтом перевязывать кровоточащие обмороженные ступни. СКХ выглядел довольно жалко: весь в синяках, всё ещё в больничной пижаме поверх разорванной смирительной рубашки, покрытый грязью, кровью и потом, он едва заметно поморщился, когда начал растирать ноги, пытаясь вернуть им чувствительность. – "Понятно, раз ты упорно хранишь молчание, тогда я сам пойду и всё узнаю". – "Постой". Итан обернулся: "Да?" – "Как... Как мы выжили?" Было ощущение, что Лиланд на самом деле хотел задать вовсе не этот вопрос, но Томас не стал лишний раз навязываться со своими домыслами: "Не знаю. А ты?" СКХ покачал головой: "Я просто пришёл в себя, лежа на тебе снегу. Больше ничего не помню". – "Та же история". – "Вот как". – "Видел труп в подвале?" "Да, – тихо сказал СКХ, приступив к перебинтовыванию другой ноги. – Их наверняка послал Дорланд, а сам он явится, как только возникнет возможность. Если им станет известно, что мы живы..." – "Я способен одолеть агентов КСО, будь они хоть Оро, хоть вообще кем угодно". – "Похвально. Самонадеянно". – "Что насчёт нас?" "Сейчас это уже "мы"? – удивлённо фыркнул Лиланд. – Тебе и так понятно, что произойдёт между нами: или я убью тебя, или ты меня – ничего нового". – "Так почему бы не заняться этим сейчас?" – "Я пока ещё нуждаюсь в тебе, – СКХ окончательно помрачнел: он отрицал это в видении с дядей, и никак не ожидал произнести эти слова добровольно. "Ты всегда нуждался во мне, – уверенно заявил Итан. – Тебе одному не справиться". – "Неправда". Томас повернул его лицо к своему за подбородок: "Разве?" Лиланд ударил его по руке: "Мне нужны только твоя сила и положение в Бюро – вот и всё". "Это далеко не всё. Тебе нужен именно я". – "Мне..." – "Не спорь". СКХ снова замотал головой, глядя в пол: "Верь во что пожелаешь, Томас. Это всё равно не имеет никакого значения". Итан положил руку ему на плечо, и мужчина содрогнулся: он не привык к прикосновениям, если они не причиняли боль. – "Кое-что имеет значение". Лиланд вопросительно уставился на него: куда делась злоба? Почему он просто не убьёт меня?
Это выше моего понимания.

URL
2012-10-28 в 15:24 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
За плечом Итана он увидел своё второе я – ребёнка. С этим домом у них обоих было связано множество воспоминаний: здесь СКХ, украв бумаги дяди, на одной из фотографий впервые увидел Итана Томаса: крепкого, недружелюбного вида подростка, с чёрными как смоль волосами. Худой, слабый, изведённый болезнью Лиланд завидовал его здоровью и силе. Завидовал и ненавидел. Но в то же время...
– "Ты хотел встречи с ним".
СКХ, вскочив на ноги, оттолкнул Итана – это было больно, но зато немного отвлекло Лиланда от душевного смятения. "Теперь ты видишь во мне жертву? – спросил он, ощущая что его нервы уже на пределе. – Лицемер". – "Ты не жертва. Я никогда не считал тебя жертвой, Лиланд". – "Замечательно".
"И однажды вы встретились, – сказал ребёнок. – Ты был умным и безжалостным, он – сильным и стойким. Вы оба имели равные шансы уничтожить друг друга. Помнишь? Помнишь, как ты думал о нём?"
Проведя рукой по волосам, Итан вздохнул: "Убить тебя было бы чересчур просто, хе. Мне следовало пристрелить тебя год назад. Или задушить в госпитале. Или в лечебнице. Или в самолёте".
"Помнишь? – продолжал демон. – Ты надеялся, хотел, чтобы он сохранил тебе жизнь".
– "Но я не убил тебя". – "Потому что ты слаб" – "Потому что я сильный". Руки Итана неожиданно обвили СКХ за пояс. Лиланд, широко распахнув глаза, с трудом сглотнул, когда лицо мужчины приблизилось к его собственному. Он чувствовал на своей щеке его дыхание – пахнущее спиртным, тёплое, обжигающее по сравнению с морозным горным воздухом. – "Я сильнее их влияния. И твоего". Лиланд развернулся в объятьях, пытаясь вырваться из его рук: "Неужели ты не понимаешь? Это всё Влияние. Мой дядя хочет, чтобы ты заменил его – именно так ты и делаешь, всё больше становясь похожим на него". – "А это что, настолько плохо?" – "Что?! Да ты..." "Я не твой родственник, а ты уже не ребёнок, – заметил Итан. – Что если бы я хотел тебя? Что если я не против занять его место и продолжить игру? Разве это не лучше, чем смерть одного из нас?" "Нет, не лучше, – отпихнул его Лиланд. – Зато я не хочу тебя, Томас. Я не тупой жалкий педик, ожидающий спасителя, и не собираюсь играть эту роль ни для тебя, ни для кого-то другого". Итан скрестил руки на груди, наблюдая за ним: "Я и не пытаюсь стать твоим спасителем". – "А что тогда тебе надо?" – "Может, я так же, как ты, просто устал быть один". Лиланд нахмурился: "Всё, чего я желаю – чтобы меня оставили наконец в покое. Мы отлично справлялись, работая на расстоянии: ты находил преступников, я – убивал. Но тебе надо было всё испортить, надо было загнать меня в угол... Мне нужно было покончить с тобой, когда предоставлялась возможность". – "Однако ты этого не сделал".
Лиланд закрыл глаза, вспомнив тот день в заброшенном здании. "Да, не сделал, – он с усмешкой взглянул на Итана. – Тогда ты не оправдал моих ожиданий. Но сейчас... – Лиланд схватил с небольшого старого столика нож. – Твоя смерть доставила бы мне ни с чем не сравнимое удовольствие". Быстрым движением поймав запястье СКХ, Итан прижал мужчину к стене. Лиланд, не бросив нож, провоцирующе произнёс: "Раскромсать тебя на куски, раскрыть твой маленький секрет".
Тяжёлый ботинок Итана опустился СКХ на ногу, и он вскрикнул от боли. Томас жестоко улыбнулся и поцеловал его снова. Лиланд старался вывернуться, поэтому поцелуи получались неуклюжими, но Итан не мог остановиться. Я хочу этого. Хочу его. Возможно, потом он умрёт, но сначала мне хочется унизить его, сделать моим собственным, ворваться внутрь и взять каждый дюйм его тела. Он не заслужил такого в детстве – он заслуживает этого сейчас.
Итан швырнул СКХ в сторону, и убийца врезался в стену так, что едва искры из глаз не посыпались. "Ну давай, ты свободен. Посмотрим, что у тебя выйдет, Лиланд", – после этих слов Томас развернулся и зашагал прочь.
Лиланд, пораженный ужасом, неверяще уставился ему вслед. Он больше не боится меня. Даже не принимает всерьёз.
СКХ, еле сдерживая ярость, поднялся, сжимая нож в дрожащих руках. Ещё никого в жизни Лиланду до такой степени не хотелось догнать и прирезать, но рёв кровожадного медведя, блокировавшего путь к Малкольму, напомнил убийце, что он пока ещё нуждается в Итане. Тем не менее СКХ почти болезненно желал, чтобы зверь всё-таки разорвал Томаса в клочки.
"О чёрт, вот дерьмо!" – раздалось сверху. Лиланд злорадно ухмыльнулся, услышав реакцию Итана и сразу последовавший за этим топот погони. Пока медведь бегал за агентом, у СКХ была возможность зайти в дом. Улыбка осветила лицо мужчины: уже близко.

URL
2012-10-28 в 15:27 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Лиланд поднялся по приставной лестнице и влез в особняк через разбитое окно второе этажа. Мужчина оказался в маленькой комнате, ничуть не изменившейся с момента её последнего посещения. СКХ скинул смирительную рубашку и больничную форму, радуясь, что наконец избавился от них; задержавшись перед зеркалом чуть дольше обычного, Лиланд критически осмотрел себя: всё тело в жёлто-лиловых кровоподтёках, левая сторона лица опухла, под правым глазом чернел синяк – Итан явно старался от всей души. "Ублюдок", – пробормотал СКХ, направляясь в ванную. Там он ополоснул водой израненную кожу, смыл с рук грязь и кровь, надел чистую одежду и, снова вооружившись ножом, выглянул в окно: несколько грузовиков КСО ехали вверх по склону. Превосходно. Ты использовал меня, а я использую тебя, Дорланд.
Скрипнула дверь и СКХ обернулся – в комнату вошёл Малкольм Ванхорн. Он страшно побледнел, когда его взгляд упал на племянника: "Лиланд!" "Здравствуй, дорогой дядя, – поприветствовал его тот с холодной тонкой улыбкой. – Должен сказать, я не ожидал увидеть тебя здесь. Немного рановато для рождественских каникул, тебе не кажется?" "Лиланд, – Ванхорн облизнул пересохшие губы, пятясь обратно. – Я... Я знал, что ты придёшь, у меня было видение". "Это не было видением, я тоже был там, – Лиланд подступил к нему. – И сказал, что приду убить тебя, потому что хочу твоей смерти". – "А я сказал... Что не позволю тебе". "Хорошо. Мне бы такое тоже не пришлось по нраву, – равнодушно засмеялся СКХ. – Я хочу, чтобы ты убегал, боролся, пытался спасти свою ничтожную жизнь; хочу видеть, как ты страдаешь". Ванхорн подался назад, нашаривая дверную ручку. "Беги, давай, беги. Не думаю, что ты далеко уйдёшь: они уже близко". – "Кто?" "Оро, захватившие КСО, – Лиланд указал на вырезанный в стене глаз: – Они никогда не перестают наблюдать за нами". Ванхорн распахнул дверь и опрометью выскочил вон, сопровождаемый злым смехом племянника. СКХ выждал несколько минут, прежде чем отправиться за ним. Я хочу насладиться каждым мгновением его финала. Лиланд пустился в погоню, преследуя дядю через весь дом, но Малкольм оказался хитрей и быстрее, чем ожидалось: он придвигал мебель к дверям, тем самым отрезая ему путь. Через некоторое время воодушевление Лиланда начало угасать, и он решил вернуться к старому проверенному способу: методичному скрытому выслеживанию.
Обнаружив Ванхорна возле бара, СКХ подкрался сзади и занёс нож, но не успел ничего сделать – Малкольм развернулся и чудовищный, нечеловеческий звук пронзил тело убийцы, повергнув его на колени. – "Ах ты мерзавец!" "Не вини меня за это, ты не оставил мне иного выбора", – сказал Малкольм. Он забрал из руки Лиланда нож и выбросил его в окно: "Тебе не победить. Очень-очень жаль, но я не могу допустить этого". "Р-р-р-р..." – СКХ схватился за виски, пытаясь избавиться от головокружения, а когда боль наконец отступила, Малкольма поблизости уже не было. Мужчина поднялся, намереваясь продолжить поиски, но вдруг кто-то сгрёб его сзади – Итан обернул одну руку вокруг шеи Лиланда, а другой скрутил его руки за спиной: "Стоп-стоп-стоп. Подожди". "Отпусти меня! – взревел Лиланд. – Ты здесь вообще ни при чём!" – "Не могу. Мне нужен Ванхорн, ведь он знает правду обо мне". "С чего ты взял, что меня волнует твоя правда? – яростно выворачиваясь, спросил Лиланд. – Позволить тебе узнать все возможности этой силы, чтобы ты стал сильнее, чем я? Что-то не хочется", – он ткнул локтём Итану в живот, вырвался из захвата и начал озираться вокруг, выискивая какое-нибудь оружие. "Я намерен убить его... – он подобрал с пола кий, – а потом я убью тебя". Итан бросился к нему, но Лиланд опередил его: ударив агента по голове, пихнул коленом, оттолкнул к противоположной стене и прежде чем Итан оправился от удара, успел убежать.
"Дядя! Ты где?" – закричал он на весь дом. В кухне СКХ ненадолго задержался, чтобы достать из шкафа тесак: "Я не боюсь твоей силы! Если хочешь жить, то придётся убить меня, но я знаю, ты на это не способен, слабак". Он услышал шорох, доносившийся из кабинета Ванхорна, и с поднятым ножом наготове помчался туда, но, как только попал за дверь, остановился как вкопанный, оказавшись под прицелом пистолета.

URL
2012-10-28 в 15:34 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Глаза Малкольма тревожно блуждали: "Я не дам тебе сделать это, Лиланд, – монотонно произнёс он. – И я не умру за тебя". – "Значит, ты собрался убить меня?" Ванхорн пожал плечами: "Почему бы и нет? В конце концов, я же убил твоих родителей". – "Ты... Что? Это был ты?" Малкольм кивнул: "Твой отец переложил вину за смерть моей жены и ребёнка на влияние Оро. Я позволил им, твоим родителям, присоединиться к нам – ко мне, родителям Томаса – повстанцам, обладающим мощнейщим оружием – Итаном, от рождения прекрасно настроенным, лекарством, будущим исцелением. Конечно, Оро разыскали нас даже в этом городе. Родители Итана были убиты, а я, воспользовавшись царившим вокруг кровопролитием, отомстил твоему отцу. Так что, Лиланд, я всё-таки совершил свою месть, и мучил тебя не из-за твоих родителей". – "Тогда почему?" – "Не знаю. Возможно, я просто хотел заставить тебя ощущать... Хоть что-нибудь. Ты никогда не любил меня, никогда не чувствовал ничего вообще. До того как я сделал это с тобой". Лиланд мотнул головой: "Сволочь, – он поднял нож. –Лживая тварь!" "Мне правда очень жаль, – Малкольм вскинул пистолет, палец неуверенно лёг на спусковой крючок; Ванхорн боролся с собой, но внутренние демоны взяли над ним верх. – До свидания". Лиланд закрыл глаза, приготовившись к неминуемому. Я никогда не думал, что могу проиграть. Но проиграл. Это конец.
Прогремел выстрел, и СКХ замер, не понимая, почему ему совсем не больно. Лицо Малкольма исказил ужас, из раны на лбу заструилась кровь, и он рухнул на пол.
Итан обошёл стол, опустив найденный в одной из многочисленных комнат пистолет. Надеюсь, на этот раз я принял правильное решение. У меня не было ни времени на раздумья, ни двух шансов, ни возможности выбирать.
Потрясённый Лиланд, словно онемев, бессмысленно глядел куда-то в пространство. Кое-как собравшись с мыслями, он с ножом налетел на Томаса, тот, застигнутый врасплох, не успел вовремя среагировать, и острое лезвие полоснуло его по щеке. "Эй, эй, прекрати! Успокойся, всё кончено! – Итан, схватил СКХ за запястья и повалил на пол. – Всё закончилось". "Нет! Ничего не закончится, пока ты тоже не будешь мёртв! – вопил Лиланд. – Я не дам тебе заменить его! Отвали от меня!" – "Лиланд..." "Отвали!!!" – СКХ удалось освободить одну руку и резануть Итана по боку. Томас вскрикнул от боли, убийца оттолкнул его и бросился бежать, но Итан быстро поймал его за штанину; Лиланд попытался стряхнуть его руки, однако агент не разжимал пальцев, упорно стараясь встать. СКХ решительно поднял нож, готовясь пронзить противника. Итан почувствовал какую-то непонятную силу, словно его душил приступ непреодолимого гнева. Нет, это было гораздо больше, чем...
За секунду до того, как нож погрузился в Томаса, он запрокинул голову и издал яростный крик; вместе с этим криком из его горла вырвался и другой звук – Лиланд оглушённо отпрянул назад. Крепко сжимая раненный бок, Итан прыгнул на убийцу: "Тупой ублюдок! Нравится бить меня, а?" СКХ дёрнулся, когда Томас ткнул его кулаком под рёбра. "Я... – он закусил губы, глядя на мёртвого Ванхорна. – М-м-м..." "Лиланд", – Итан было слегка коснулся его нахмуренного, покрытого шрамами лица, но СКХ снова замахнулся ножом: "Нет, нет! – он пнул мужчину и ринулся прочь.
Итан вздохнул, опустив взгляд на свою кровоточащую рану. Я должен гоняться за ним? Опять? Ненавижу бегать за этим сукиным сыном... Тем не менее он пустился в очередную погоню; Томаса не волновало, как поймать Лиланда, его беспокоил вопрос, что будет, когда он всё-таки это сделает. Итан чувствовал себя странно, Демон в маске словно полностью слился с ним. Но что он осознал? Какое чувство? Садизм? Жалость? Похоть?
Было слишком поздно сожалеть: он выбрал Лиланда, чтобы спасти его, убил бывшего друга, а теперь едва успел остановить СКХ до того, как тот выпрыгнул из окна спальни на втором этаже. Сбитый на пол Лиланд ударил Итана трубой; двое мужчин сражались изо всех сил и Томас знал, что дерется также за свою жизнь. "Да что же мне предпринять, чтобы ты угомонился?" – спросил Итан, вновь опрокинув Лиланда на пол. – "Только смерть остановит меня, Томас". – "Хоть бы парой слов поблагодарил за спасение твоей никчемной жизни". Лиланд сердито посмотрел на него: "Ты просто хочешь, чтобы я страдал под твоим контролем – так же, как хотел мой дядя". – "Только я не он". Лиланд пытался вывернуть запястья из захвата, но тщетно – Итан сжимал их ещё сильнее.

URL
2012-10-28 в 15:41 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Наклонившись ближе, Томас коснулся его рта грубым поцелуем. Сопротивление Лиланда только делало вкус его губ ещё лучше; Итан слышал его "нет", чувствовал извивающееся под собственным весом тело, но всё это едва доходило до затуманенного сознания Томаса. Оторвавшись от Лиланда, он отобрал у него трубу и выбросил через окно. СКХ не мог больше защищаться, он был слишком измождён, сломлен физически и морально.
Итан ненадолго остановился, пропуская между пальцев светлые волосы Лиланда. Я хочу задушить его, хочу обнять его, хочу всего сразу...
Убийца затих, безмолвно уставившись в потолок, и замер, когда Томас сорвал с него рубашку. Что-то удерживало Лиланда от ненависти к нему и от дальнейшей борьбы. Итан был не так жесток, как ожидалось; СКХ даже не особенно разозлился – вместо этого его сковал какой-то острый животный страх. Он перевернулся на живот и его лицо залило краской: прикосновения Итана, несмотря на шероховатость его ладоней, облегчали боль, успокаивая саднящую кожу. Это было приятно.
Однако, когда с него стянули джинсы, Лиланд вскочил, пытаясь убежать – одним ударом, слабее обычного, Итан вернул его на место.
Будучи ребёнком, Лиланд усвоил, когда нужно просто заткнуться и принимать неизбежное. Ничего с тех пор не изменилось: он снова в смиренной растерянности покорно лежал под другим мужчиной.
Было бы интереснее, если бы СКХ продолжал сопротивляться, но то, как он вздрогнул, когда Итан вошёл в него, стоило гораздо больше любой драки. Как бы то ни было, Томас оказался не столь груб и резок, как собирался; во всём этом даже было что-то особенное. Он хотел бы знать, чувствует ли Лиланд то же самое, но не мог сказать и не смел спросить.
9

Лиланд приподнялся с пола, намереваясь привести свою одежду в порядок. Прежде чем он встал, Итан притянул его к себе. Их глаза встретились и мужчины тут же отвернулись друг от друга в неловком замешательстве. "Что теперь? – спросил Лиланд, пытаясь незаметно отодвинуться от Итана. "Надо убраться из этого места раньше, чем сюда доберется Дорланд", – крепко держа его за руку, ответил Томас и открыл телефон. – "А потом?" Итан посмотрел на Лиланда, но не успел ничего сказать в ответ, потому что из телефона раздался голос Розы. "Привет, это ты, Роза?" – переспросил агент. – "Слава Богу, Итан, я так беспокоилась. У тебя всё в порядке?" – "Да". – "А Ванхорн?" – "Он мёртв". – "О... Я очень сожалею". Взглянув на Лиланда, Томас перевёл дыхание. "Не стоит, – сказал он наконец. – Его убил я. Короче, это слишком долгий разговор, отложим его на потом. Сейчас мне нужно выбраться отсюда. В одиночку". – "Я послала за тобой ЛеРу. Без сопровождения, не волнуйся". – "Могу ли я доверять ему?" "Я ему доверяю, и к тому же никого лучше у нас на примете в данный момент нет, – Роза выдержала небольшую паузу, а затем спросила: – Что насчёт СКХ?" Пальцы Итана сильнее сомкнулись на запястье Лиланда, двое обменялись многозначительным взглядом и Томас медленно проговорил: "Я всё ещё разыскиваю его". Лиланд вскинул брови: ты никогда не перестаёшь удивлять меня, Томас "Ну, хорошо, – сказала Роза. – Надеюсь, ты в этом преуспеешь. Будь осторожен". – "Договорились".
Он завершил звонок и задумчиво уставился на Лиланда: по правде говоря, дальше планировалось возвратить его в лечебницу, но как это провернуть Итан не имел ни малейшего понятия. "Нет уж, – СКХ выдернул руку из захвата и, встав, отряхнулся. – С тобой и твоими дружками-агентами я ни за какие коврижки не пойду. Не думай, что... Это что-то между нами меняет, Томас". Итан тоже встал: "Значит, ты всё равно собираешься порезать меня на куски?" – "Верно". – "Тебе известно, что я не могу просто отпустить тебя".
Вдруг снизу раздался громкий треск, и оба тревожно посмотрели на дверь. "Они идут", – прошептал Лиланд. Он опустился на колени и подобрал валяющийся на полу нож: "Мне нужно добраться до него первым". – "Что? До кого? Подожди!"
Но Лиланд быстро пропал из виду. Итан вздохнув, устало понурил плечи, начиная раздумывать, не предоставить ли убийце свободу в действиях, однако выстрелы, прогремевшие внизу, убедили его, что этого делать не стоит.

URL
2012-10-28 в 15:45 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
К изумлению Итана, агенты открыли по нему огонь, как только увидели. Понадобилась недюжинная скорость, чтобы избежать беспощадного ливня пуль, которые при менее удачном стечение обстоятельств мгновенно превратили бы Томаса в решето. Но даже этот изнуряющий марафон вместе с непреклонно жестоким усердием снайперов не смогли подготовить Итана к тому, что он увидел, ворвавшись через дверь в просторное библиотечное помещение: СКХ, методично и абсолютно холодно орудуя ножом, расчленял Ванхорна. Лиланд закатил рукава и надел охотничьи перчатки, хотя это не имело особого смысла, потому что он всё равно был весь в крови. Склонивший голову над трупом человек был настолько увлечён происходящим и полон решимости, что не заметил появления Томаса, который стоял и в немом шоке смотрел на серийного убийцу, не зная, что сказать и сделать: в такие мгновения Итана снова и снова охватывал настоящий, почти забытый, ужас. "Лиланд..." – тихо произнёс он наконец. СКХ поднял глаза и его взгляд ожесточился: "Не вздумай мне мешать, Томас". – "Послушай, КСО здесь. Нам нужно убраться подальше до того, как сюда решит заявиться Дорланд: с ним и его людьми впридачу я вряд ли справлюсь".
Лиланд вырвал голосовые связки Ванхорна, поднял выше, к свету, и взглянул на них широко раскрытыми глазами: "Я ещё не закончил, а даже когда и закончу, с тобой не пойду". – "А тебе не кажется, что лучше уж со мной, чем с Дорландом?" Лиланд ничего не ответил. Он вынул пробку из медицинской колбы, наполненной спиртом, и положил связки внутрь, а затем вернулся к разделыванию своего мёртвого дяди.
Итан, не в силах шелохнуться, просто оцепенев, с болезненным восхищением наблюдал за Лиландом. Через некоторое время Томас подошёл чуть ближе, но прежде чем он успел что-либо сказать, дверь снесло с петель. Итан оттащил СКХ от трупа, хотя Лиланд яростно отбивался, не желая прерывать своё занятие. "Да в чём, блядь, твоя проблема? – злобно прорычал он. – Можешь валить на все четыре, я прекрасно обойдусь без тебя". Томас ещё раз взглянул на него и переключился на поиски пистолета. Верный своей эгоистичной натуре Лиланд, оставив Итана самостоятельно разбираться с агентами, незаметно перетащил тело в самый дальний угол комнаты и продолжил своё дело. Несмотря не непрерывный огонь со всех сторон, СКХ не останавливался ни на секунду, пока подскочивший сзади Итан вдруг не потряс его за плечо: "Может, сделаешь что-нибудь? Эти ребята просто так не отстанут". Лиланд рукавом вытер пот со лба: "Тебе, господин Томас, и без того весьма повезло, что я не присоединился к ним, – он с улыбкой поднял нож. – Тебя бы я разрезал с куда большим удовольствием".
Очередная пуля пролетела совсем близко и они оба отскочили в сторону. "Парень, у меня нет энергии для этого, – проворчал Итан, прижимаясь спиной к стене. – Ты, они – это всё так..." "Увлекательно, не так ли? – произнёс стоящий рядом с ним СКХ. – Разве ты не чувствуешь прилив адреналина?"
В этот момент заднюю стенку протаранил грузовик, а после, среди криков и выстрелов, раздался голос ЛеРу: "Томас! Скорей садись!" Итан схватил Лиланда, тот не прекращал сопротивляться; добравшись до середины комнаты, он больно пнул Томаса. – "Лиланд, чтоб тебя..." СКХ вновь бросился бежать. Итан увидел прицеливающегося снайпера – он выстрелил прежде, чем Томасу предоставилась возможнось что-то сказать, и Лиланд отшатнулся назад: "А-а-а!" Итан оглянулся на грузовик, потом посмотрел на Лиланда; снайпер приготовился выстрелить ещё раз, Итан, пригнувшись, оттолкнул СКХ и пустил пулю в агента. "Чёрт побери", – пробормотал Лиланд, хватаясь за плечо. Он сделал шаг и упал на колени, кровь хлынула потоком; его тело достигло своего предела. Тем не менее СКХ удалось смахнуть руку Итана, попытавшегося помочь ему подняться: "Просто убирайся отсюда, ты, придурок! Убирайся... Отсюда..." "Сколько ещё раз я буду спасать твою тупую задницу, а, Лиланд? – устало спросил Томас. – Думаешь, мне это нравится?" – "Да я в этом даже уверен". Нырнув под обстрел, Итан поднял на этот раз не дёргающегося Лиланда на ноги, отвёл к грузовику и усадил на пассажирское сидение между ним и ЛеРу, с лица которого моментально сошла улыбка, когда он встретился взглядом с Серийным Убийцей Х. ЛеРу вопросительно уставился на Итана, но своих мыслей не озвучил. "Хорошо, пора отсюда сваливать", – коротко сказал он, нажал на газ и машина быстро помчалась вниз, оставив агентов КСО далеко позади.

URL
2012-10-28 в 15:49 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Итан расстегнул рубашку СКХ и зажал рану рукой, стараясь хоть как-то приостановить кровотечение: "Не двигайся". "А... Проклятие..." – жаловался Лиланд. За годы, проведённые на улицах, где он много раз был избит и заработал кучу шрамов, СКХ привык к боли, но вот пулю ему случилось получить впервые. Увидев льющуюся кровь, Лиланд понял, что сейчас полностью отдан на милость Итана; разозлившись, СКХ отвернулся, не желая смотреть на него и несколько раз выругался себе под нос. "Нам нужно добраться до больницы, – сказал Итан больше для себя, нежели для кого-либо другого. "Я думаю, никто не станет возражать, если этот ублюдок умрёт прямо здесь, – заметил ЛеРу. – Чёрт возьми, никому и дела бы не было, если бы кто-нибудь застрелил его в той неразберихе". "Мне эта сволочь нужна живой, – ответил Итан на незаданный агентом вопрос. – Ванхорн мёртв, а больше ни у кого нет необходимых мне ответов". "Ладно, – ЛеРу, очевидно, не был убежден в необходимости сохранять СКХ жизнь, но дальше возражать не стал. – Мы направляемся в штаб-квартиру Бюро". Лиланд кашлянул, и Итан целиком разделял его недовольство: "Ты уверен? Дорланд устроил мне ту засаду. Он всё время пытается убить меня". "Даже если это так, с Фарреллом ты будешь в безопасности, – заявил ЛеРу. – Как думаешь, почему Дорланд не явился туда лично? Они сильно повздорили и Дорланда выставили за дверь". "Фаррелл хочет твою силу, – сообщил Лиланд Итану. – Он попытается обратить её в свою пользу". "Ну, он по-прежнему самый дружелюбно настроенный человек из толпы моих "доброжелателей", – утомлённо сказал Томас. – Сперва разберёмся с тобой, а потом можно будет попробовать нормально поговорить с ним. Мне пока что придётся играть на стороне Фаррелла, ведь у меня осталось не так уж много союзников". "Я не собираюсь сотрудничать с КСО, – прошипел Лиланд. – Фаррелла, Дорланда, тебя – я бы прирезал вас всех, если бы мне... А-а-а!!!" – Итан сильнее нажал на кровоточащее плечо СКХ, заставив убийцу на минуту замолчать. "А ты, ЛеРу? Ты один из них?" – спросил Томас. "Понятия не имею, кто такие "они", но я верю Розе, а она доверяет тебе, поэтому постараюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы помочь". – "Что насчёт твоего босса Дорланда?" "С меня достаточно этого мудака, – насмешливо сказал ЛеРу. – Для меня есть вещи гораздо важнее, чем работа". "Откуда нам знать, что ты не заодно с Оро? – безумно забормотал Лиланд. – Меня это бесит. Они повсюду, везде... Они смотрят..." – "Что за "Оро"? О чём этот псих толкует?" "Долгая история, – сказал Итан. – Давай сначала выберемся из этого места". – "Твоя правда". "Они и нас убьют, – продолжал бредить СКХ. – Я первый на очереди. У меня нет той силы, у меня ничего нет. Они не дадут мне её, Дорланд лгал, он... Использовал меня... Меня на каждом шагу все наёбывают..." "Может, выбросим этого парня, а? – не выдержав, спросил ЛеРу. – Он чертовски меня пугает". "Лучше сам сбросься, – огрызнулся Лиланд. – Если ты не один из них, значит, уже заранее труп: или они взорвут твою голову, или я перережу горло от уха до уха". "Ну всё, довольно", – сердито оборвал его Итан, снова надавливая на рану. ЛеРу нахмурился, было видно, что он встревожен словами СКХ.
Я не осуждаю его. Среди сектантов, серийных убийц и прочих сумасшедших, мы все на бешеной скорости стремительно несёмся в ад. Единственная причина, по которой я могу выносить происходящее, это то, что я дико пьян, отчаян и почти сошёл с ума.

URL
2012-10-28 в 15:55 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
10
Лиланд потерял сознание задолго до их приезда в город. Итан тщетно пытался скрыть свою тревогу за молчанием, зная, что всё отражается у него лице, и ЛеРу не единственный, кто может заметить эту озабоченность, Роза наверняка сразу начнёт спрашивать, что происходит. Но как я могу что-то сказать им, если даже на свой собственный вопрос ответить не способен? К счастью, Лиланда увезли в операционную прежде, чем Роза успела увидеть обеспокоенного Итана, который был просто не в силах оторвать глаз от СКХ. ЛеРу же, как всегда, предпочёл тактично промолчать.
Энджел предложила пойти осмотреть тело Ванхорна раньше, чем это успеет сделать Дорланд, и они отправились в холодный, отделанный металлом и белым кафелем, морг. По дороге Итан рассказал своим спутникам обо всём, что произошло: о намерениях Оро промыть мозги жителям города, о планах Дорланда, о скрытых мотивах Фаррелла. Всё, что Томас мог, это попытаться что-нибудь объяснить, про себя молясь, чтобы ему поверили. "Ты говоришь абсолютно невероятные вещи, – серьёзно сказал ЛеРу, когда Итан закончил свой рассказ. – Как по мне, так это какая-то фантастика за гранью возможного". "Да, вот только это не выдумка", – возразил Томас. "Я такого и не говорил, – буркнул ЛеРу, взглянув на непривычно молчаливую Розу. – В общем, я хочу сказать, что это очень... Сложно. Вот и всё". "Не одному тебе трудно, ЛеРу! – не выдержал Итан. – Где ты был год назад? Под командованием Дорланда? А я в одиночку преследовал сумасшедшего убийцу, гонялся за ним по всему этому проклятому городу! Я прошёл через ад! Один! И знаешь что? Ладно если бы дело было лишь в Лиланде: с ним я могу справиться. Но тут всё не так просто. Ванхорн, Фаррелл, Дорланд и чёрт знает кто ещё – все эти люди хотят, чтобы я умер". На несколько минут повисла мрачная тишина, пока Итан не решился заговорить снова: "Понимаю, почему ты смотришь на меня как на психа, – сказал он ЛеРу. – Я тебя не осуждаю, потому что просто не имею права. Мне тоже хочется, чтобы всё это оказалось лишь моей паранойей, но это не так... К сожалению, нет". В морге трупа Ванхорна ещё не было, поэтому Томас сел на стул, намереваясь подождать, но, бросив взгляд на настенные часы, почти сразу встал: "Верите вы мне или не верите – я не собираюсь никого ни в чём убеждать – но если вы выберете не верить, то, пожалуйста, хотя бы не стойте у меня на пути". Он удивился, что Роза ничего не сказала, ведь, как правило, она всегда была первой, кто спешил выказать ему своё полное доверие. Это странное молчание заставило Итана выскочить в коридор ещё быстрее, чем он собирался. В холле Томас увидел агентов, везущих на каталке мешок с телом; Итан, каким-то образом понял, что там внутри Ванхорн, но не почувствовал ни тени вины по этому поводу. Безразлично пожав плечами, он вернулся в хирургическое отделение. Лиланда уже перевезли из операционной в обычную палату; мужчина всё ещё не пришёл в себя, но тем не менее был заблаговременно привязан к больничной койке за лодыжки и запястья. Некоторое время Итан стоял рядом с ним, просто наблюдая, как Лиланд дышит: даже избитый, с покрытым синяками, сурово нахмуренным лицом, он выглядел обманчиво нормальным, когда спал. Томас протянул руку к СКХ, чтобы убрать его растрёпанные волосы со лба, и вспомнил, что Ванхорн делал то же самое той ночью, в лечебнице. Как ни ненавистно Итану было признавать это, но, похоже, он начал подражать Малкольму в его заботе о Лиланде. И хотя Томас не был согласен с тем, что убийца не должен нести ответственность за свои действия, ему всё равно было немного жаль его. Это было даже больше, чем жалость, это была... Видя его, раненного, истекающего кровью, тогда, в грузовике, Итан впервые в жизни ясно понял, что не желает смерти Лиланда. Хотелось сказать, что СКХ нужен ему, чтобы мучить его ради забавы, но это было бы ложью. Мужчина заворочался в постели и его глаза медленно открылись. "Ты, – усмехнулся он слабым от действия лекарств голосом. – Снова попытаешься задушить меня?" Итан быстрым движением коснулся его шеи: "Неа, не в этот раз". Лиланд мягко улыбнулся: "Конечно нет. Не сейчас, когда у тебя появилось новое развлечение, верно? Прямо как мой дядя..." – "Я не за этим пришёл, Лиланд". СКХ заморгал, пытаясь вывести себя из лекарственного ступора: "Да, хорошо. Слушай, я теперь у тебя в долгу, так ведь? Будет нечестно убить тебя, не отплатив за помощь, поэтому я скажу кое-что: не дай Дорланду понять, что ты осознал свою силу. Пока этого нельзя делать". "Почему? Моя сила представляет особую угрозу? – спросил Итан и, наклонившись над Лиландом, внимательно взглянул ему в глаза. – Ванхорн сказал, что я от рождения отлично настроен, но какого чёрта эти слова означают? Я не какой-то там долбаный радиоприёмник".

URL
2012-10-28 в 15:59 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Концепция та же, – сказал Лиланд. – Ради сохранения чистоты крови Оро пускали в ход любые средства: изнасилования, инцест и прочее в том же духе. Но в конечном счёте они просчитались: дефективное зачатие неизменно приводило к худшему, чем предполагалось, итогу. Таким образом, как я узнал из бумаг Ванхорна, из-за этих генетических манипуляций сотни детей были рождены монстрами: лишенные конечностей, со странными аномалиями и умственной отсталостью. Остальные, такие как я, имели менее серьёзные проблемы со здоровьем, но желаемая деформация голосовых связок у них также отсутствовала". – "Однако твой дядя обладал ей". "Это было убожество, – издевательски бросил СКХ. – Как ты думаешь, почему Ванхорн не убил меня своим голосом? Не мог. И многие из тех, кто в те времена имел подобие такой силы, были весьма слабы. Затем Оро нашли иной способ настраивать свои тела на правильную частоту, словно любое звуковое устройство". – "Значит, они... Мы – биологическое оружие?" "По сути, да. Вы, можно сказать, один из самых древних видов биологического оружия, – в голосе Лиланда отчётливо слышалась смесь страха и зависти; он всегда казался обозлённым ребёнком, когда речь заходила о силе, которую он так жаждал. – А у тебя, Итан, есть возможность стать самым могущественным из них". – "Сейчас мне что-то с трудом в это верится". – "Скромность тебе не к лицу, Томас. Я знаю, ты чувствуешь, что сам этого хочешь". "На самом деле нет, – Итан, устроившись на краю кровати, опустил взгляд на обездвиженного Лиланда, на его перевязанное плечо. – Мне никогда не хотелось ничего подобного. Я был вполне доволен своей жизнью, пока ты не втянул меня во всё это". Лиланд покачал головой: "Столкновение с прошлым было неизбежно, тебе ни за что бы не позволили избавиться от него. Столько, сколько Оро существуют, они боятся пророчества о рождении совершенного оружия. Они боготворят источник своей власти и одновременно страшатся его. Лишь однажды ребёнок, родившийся со способностями, подобными твоим, дожил до зрелого возраста и чуть не уничтожил весь их культ. Они до сих пор не до конца оправились от этого". – "Такое уже случалось раньше?" "Судя по книгам моего дяди – да, сотни лет назад, – ответил Лиланд. – Вот почему Оро были так напуганы, когда родился ты, и они осознали твой потенциал. Как тебе известно со слов Малкольма, тогда было решено, что Лекарству следует умереть, но твои родители собрали небольшую группу сопротивления, чтобы спрятать тебя и тем самым сохранить твою жизнь, – он нахмурился. – Я никогда не предполагал, что среди спасавших тебя были и мои родители". – "Ты уже слишком взрослый, чтобы завидовать таким вещам, знаешь ли". "Я не завидую. Не важно, всё равно все они уже мертвы, – сказал Лиланд. – Какая ирония, остались только мы двое: их драгоценное Лекарство, лучшее из генетических достижений, и я – полный провал. Ну разве это не поэтично?" "Радовался бы, что тебе не приходится иметь дело со всем этим дерьмом, – заметил Итан. – С чего я вообще должен принимать в этом участие?" "А ты не догадываешься? – спросил Лиланд, приподнявшись, насколько ему позволяли ремни. – Потому что я тоже участвую". – "Ты сам это выбрал, всю жизнь гоняясь за той силой и пытаясь стать одним из них. Вот в чём истинная причина твоей одержимости мной, да? Думаешь, если убьёшь меня, они исполнятся благодарности и примут тебя в свои ряды?" – "Я не одержим тобой". "Незачем больше это отрицать, Лиланд. Ладно?" – нетерпеливо возразил Итан. "Тогда и ты не отрицай, что именно их Влияние с самого начала подталкивало нас друг к другу. Или ты считаешь, что всё это было лишь чередой совпадений? Брось, даже ты должен быть в состоянии прийти к столь простым умозаключениям". – "Ясно. Теперь у тебя во всём виновато Влияние?" – "Оно связало нас, или, по крайней мере, значительно укрепило существующую связь". Итан вспомнил о изводящем его Демоне в маске, и не нашёлся, что возразить: "Хорошо, допустим. Но почему? Я не понимаю, как наше траханье может пойти Оро на пользу?" "Сомневаюсь, что секс вообще предусматривался изначально, – ухмыльнулся Лиланд. – Они всегда были осведомлены о том, как я хочу твою силу и, вероятно, поэтому решили, что если кто-то и сможет убить тебя, то это я, пусть даже без нужных способностей". "Не очень-то льсти себе, – сухо произнёс Итан. – Они, скорее всего, просто используют тебя как диверсию". "А разве это не означает, что они планируют что-то, требующее больших затрат времени? – сделал вывод СКХ. – За последний год ситуация в городе ухудшилась. Да чего уж там, вся страна катится к чертям. Все вокруг не просто так сошли с ума и вышли из-под контроля – это дело рук Оро. Они нашли какое-то средство, способное привести к всеобщему помешательству".

URL
2012-10-28 в 16:04 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
– "Но, чёрт возьми, чего они пытаются этим добиться? Беспорядки, безумие, насилие – всё это абсолютно лишено смысла". – "Для них, очевидно, нет". – "А я думал, что ты – самое сумасшедшее, что со мной когда-либо случалось". – "Тебе отлично известно, что я не сумасшедший". – "Вообще-то я начал в этом сомневаться". Слегка дёрнувшись в постели, Лиланд скривился: "С каких пор?" "Мало-помалу: твои рисунки, странные фразы, то, как ты расчленил своего дядю, – Томас снова наклонился к нему, – то, как ты позволил себя трахнуть". Лиланд хотел отвернуться, но Итан схватил его лицо четырёхпалой рукой: "Я всё ещё считаю, что ты обязан отвечать за свои поступки. Но, знаешь, во всём этом есть что-то почти трагичное. Думаю, ты не способен помочь даже самому себе". "Без понятия, ни разу не пробовал, – сказал Лиланд. – И в этом суть. Я не желаю останавливаться, но прекрасно осознаю свои действия. Я не сумасшедший". – "Тогда почему позволил отыметь тебя?" "Почему? Не знаю, – Лиланд вздохнул. – Наверное, я просто так и не смог научиться, как... Как отказываться от этого". Итан, изучающе всматриваясь в его лицо, пальцами зачесал волосы СКХ назад; Лиланд завертелся, чувствуя себя неудобно под этим пристальным взглядом. "Ты не способен помочь себе самому, – повторил Итан. – В прошлом году я сражался демоном. Это был твой демон, не так ли? Тот, которого я убил?" Лиланд кивнул. – "Но ты всё равно не смог успокоиться". "Это был только один из них, – ответил СКХ. – Лишь один из множества. Кроме того, как я уже сказал, я не собираюсь останавливаться. Просто не хочу. Мне нравится убивать, и я не вижу, в чём тут проблема: некоторые люди заслуживают смерти". – "А те, кто были виновны лишь в том, что имели несчастье подвернуться тебе под руку – мои напарники, я?" – "Это несущественно". "Ты психопат, – Итан встал, вытянув руки, и как только он это сделал, резкая боль в боку напомнила ему о колотой ране. – Грёбаный сумасшедший подонок". – "А тебе не кажется, что спасать меня столько раз было в равной степени ненормально?" – "Я никогда не говорил, что я не псих". – "Куда идёшь?" – "Мне нужно наложить швы, а потом я должен подумать как быть дальше". – "Собираешься оставить меня здесь? А что насчёт Дорланда?" "Сейчас, в порядке исключения, я намерен предпринять что-нибудь здравое. Ты пока предоставлен самому себе", – Томас вышел из палаты и Лиланд перевёл дыхание. Если бы он не был так измотан, то, возможно, серьёзно встревожился бы за свою жизнь, но вместо этого он поудобнее откинулся на подушку и моментально заснул.
***

В холле Итан снова столкнулся с Розой. Она со странным, задумчивым выражением лица посмотрела на него, а затем отвела взгляд – что-то очень беспокоило её, но, казалось, она не могла подобрать нужных слов, чтобы высказать это.
"Они уже доставили тело Ванхорна?" – поинтересовался Томас. "Да, – быстро ответила Роза. – Он был разрезан на части, голосовые связки пропали. Это сделал Серийный Убийца Х?" – "Да". – "Ты ему позволил?" "Нет! – воскликнул удивлённый подобным обвинением Итан, однако, поразмыслив, он понял, что совсем не старался остановить Лиланда от осквернения трупа. – Послушай, агенты Дорланда пытались застрелить меня, понятно? У меня просто не было времени как-то воспрепятствовать ему". "А, ясно, – женщина умолкла, но через секунду её карие глаза вспыхнули решимостью: – ЛеРу сказал, что Лиланд получил пулю, но ты спас его от смерти. Я удивлена, если не сказать большего, ведь всего пару дней назад для него даже посещение тобой в больнице было чревато". – "Я нуждаюсь в нём, вот и всё". "Только ли? – спросила Энджел. – Вернёмся к главному: ты рассказал нам всё, кроме причины, по которой убил Ванхорна, – она скрестила руки на груди. – Так почему ты это сделал?" И что я должен сказать? Что я несколько раз спас человека, разрушившего мою жизнь? Что меня взбесило то, что Ванхорн издевался над Лиландом в детстве? Что? Опустив глаза, Итан внезапно наткнулся взглядом на маленького мальчика. Томас собрался спросить, каким образом здесь очутился ребёнок, но вдруг осознал, что это – детский образ Лиланда. Нет, невозможно. Ещё один из его демонов? Ведь я сейчас даже не пьян, значит, это не очередная галлюцинация. "Ну и?" – настойчиво повторила Роза. Лиланд-ребёнок посмотрел в её сторону: "Это не имеет ничего общего с ней, – сказал он Итану. – Ты выбрал меня, правда?" – "Роза, я..." – "Потому что ты хочешь лишь меня, да?" "Чтобы спасти Лиланда, – выпалил Томас, пытаясь игнорировать призрачного ребёнка. – Ванхорн собрался застрелить его, а я просто... Среагировал".

URL
2012-10-28 в 16:09 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
"Чтобы спасти Лиланда? – эхом отозвалась Энджел. – Это... Теперь он уже "Лиланд"? Ты же только вчера вечером сказал мне, что СКХ не жертва и тебе совсем не было жаль его. Так что произошло?" "Много хер... Много всякого, – ответил Итан, почёсывая затылок. – Когда он рассказал мне о том, что Ванхорн с ним сделал, я поначалу не желал верить, но пообещал, что если эти слова окажутся правдой, то я не стану мешать ему в убийстве дяди. Врожде как.. Не знаю... Я не мог позволить Ванхорну снова сотворить с ним что-нибудь подобное". – "Понимаю, но тут есть что-то ещё. Итан, когда ты говоришь о нём, это звучит... Иначе. Что изменилось?" Они вышли из больничного крыла к лифтам и остановились, ожидая пока какой-нибудь из подъёмников остановится на их этаже. "Прежде я никогда не предполагал, что у меня было прошлое, Роза, – задумчиво сказал ей Томас. – Воспоминания моего детства в основном состоят из метаний от одного приюта к другому с мусорным пакетом вместо чемодана. Никто меня не знал и знать не желал, да и мне тоже было глубоко безразлично их внимание. Я был сброшенным со счетов, всеми игнорируемым, забытым, лишённым цели". – "Какое это имеет отношение к Лиланду Ванхорну?" – "Поражаюсь, что говорю такое, но он – по умолчанию часть моего прошлого, – объяснил Итан. – Лиланд тоже был одинок, но одинок по-другому: ему, изолированному болезнью, насильно запертому в четырёх стенах, пришлось гораздо хуже, чем мне. Я не знал того, что он был помешан на мне всё это время, и чуть ли не с детства преследовал меня: отслеживая через документы, отчёты и фотографии Ванхорна, он практически прожил мою жизнь параллельно со мной." "Но это не означает, что ты должен иметь привязанность к СКХ, – мягко возразила Роза. – Тебя он никогда не заботил, так с чего вдруг ты заразился его одержимостью?" "Я не одержим им, – голос Итана прозвучал более раздражённо, чем следовало. – Я лишь пытаюсь сказать, что он один из немногих осколков моего, неясно существовавшего ли когда-нибудь, прошлого, но я не буду вечно спасать его". – "Что не остановило тебя от убийства Ванхорна". Двери лифта открылись и агенты вошли внутрь; Итан прислонился к стене и, задрав голову к зеркальному потолку, рассеяно посмотрел вверх – в отражении он увидел мужчину с опухшими, налитыми кровью глазами, хотя и выглядящего порядком лучше Лиланда. "Ванхорн был больным извращенцем", – коротко сказал Томас. "Как и Лиланд, – парировала Роза. – Разница в том, что Ванхорн помогал тебе, не замышляя при этом убить". Зеркальная гладь исказила лицо Итана, превратив его в маску: "Но Ванхорну было бы далеко не так приятно засадить, как ему... Правда ведь?" – "Что?!" Итан посмотрел вниз, на Розу, потом снова вверх, на Демона: "Я ничего не говорил". Она что, слышала это? "Нет, ты что-то пробормотал, – настаивала Роза. – Ты сказал, что что-то чувствуешь к нему. К кому? К Лиланду?" Томас угрюмо насупился: "Ничего я не говорил, Роза". Внутри Итана уродливой липкой чернотой поднималась ярость, которую он к этой женщине никогда раньше не ощущал. Почему бы ей просто не заткнуться? Это не её дело. Она понятия не имеет, какой ад сейчас творится у него в душе. "У нас... Истории наших жизней похожи, мы видим одни и те же вещи, мы... – сказал Итан, кое-как собравшись. – Он был прав: я нуждаюсь в нём. Мне нужен кто-то – пусть даже этим "кем-то" является СКХ – знающий этот мир таким, каким знаю его я". "Это не так. Тебе известно, что не в этом настоящая причина", – едва слышно прошелестел демон-ребёнок. – "Но Ванхорн..." "Мне плевать на Ванхорна! – закричал Итан, врезав кулаком по стенке лифта. – Он убил родителей Лиланда – этого не достаточно? Тогда вот ещё: он украл их ребёнка, изнасиловал его, и пытался оправдать это действием Влияния! Всё, что он делал – только лгал и манипулировал людьми! Лиланд – убийственный сукин сын, но по крайней мере он честный, всегда понимаешь, чего от него ожидать. А Ванхорн был трусом, трусом и демоном. Будь моя воля, я бы пристрелил его снова и не раз". Страх и непонимание в глазах Энджел ещё больше разозлили его. Роза, задумавшись, немного отодвинулась от него; они стояли и смотрели друг на друга в воцарившемся напряжённом молчании, пока не открылись двери остановившегося лифта. "Он воспользуется твоей жалостью, – наконец сказала Роза. – И обернёт её против тебя". – "Что ж, я тоже много чего могу использовать против него". Даже больше, чем просто "использовать". – "Но тогда ты..." "Ну же! – вызывающе произнёс Итан. – Давай, скажи это. Скажи, что я такой же, как он". – "Итан..." – "Ты ведь это имела в виду?" "Нет, – сердито ответила Роза. – Я хотела сказать, что ты играешь в его игру – именно так, как он и планировал. Ты рискуешь жизнью, Итан". – "Все рискуют, Роза. Прости, что накричал на тебя, просто..." Она улыбнулась ему: "Я не собираюсь расплакаться, Томас, не волнуйся. Пойдём, напоследок ещё раз взглянем на тело Ванхорна". – "Да, пошли".
Демон в маске остался позади, в зеркале лифта.

URL
2012-10-28 в 16:13 

Милица Сербская
Мы с приятелем вдвоём созерцали сад камней, он - монах, и я - монах, обошлось всё без затей
Несколько дней назад я убеждал её, что Лиланду лучше умереть, а теперь защищаю свои невразумительные доводы относительно того, почему надо оставить его в живых. Разве это не похоже на то, что происходило с Ванхорном? Он всю жизнь, до последнего её мгновения, пытался уничтожить Лиланда, пока не уничтожил себя самого. Не удивительно, что Лиланд так сильно хочет эту силу: его всё время использовали те, у кого она есть. А я... Я ничем не отличаюсь от них.
Но потом я касаюсь пустого пространства на левой руке, там, где должен быть указательный палец, и вспоминаю, что чувствовал, когда он был сильным, а я, слабый и беспомощный, находился в его распоряжении. Помню, как он издевался надо мной; взгляд тех холодных глаз, в тот момент, когда он приготовился убить меня и... Всё моё сострадание мигом пропадает. Наверное, это никогда и не было состраданием. Я не причинял ему боль, но он именно моё существование превратил в ад, и поэтому я хочу, чтобы он страдал снова и снова. Мы будем продолжать это до тех пор, пока кто-то из нас не сдастся, пока кто-то не сломается. Это безумие, но только ожидание этого помогает мне выживать в творящемся кругом бесконечном кошмаре.
Да, я одержим, а Лиланд... Он был прав насчёт всего: одержимость заполняет пустоту одиночества, отвлекает от отчаяния и безнадежности.
По крайней мере у меня есть тот, ради кого стоит держаться...

URL
   

Музыкальная шкатулка отчаянного Эшфорда

главная